Московский Патриархат Московская епархия Русская Православная Церковь Спасо-Преображенский храм села Андреевские Выселки

История храма

 

   

С О Д Е Р Ж А Н И Е

  ГЛАВА I. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ, ОСНОВАТЕЛИ ХРАМА И  ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ.

1.1 Святитель Московский Киприан – краткая биография и сведения о основании им Преображенского храма на озере Сенег

1.2   Святитель     Московский    Фотий  — спасение  от  ордынского царевича    Талыча и основание Святоезерского монастыря на Погосте Преображенском

1.3 Сенежская митрополичья волость и Погост Преображенский, от времен святителя Киприана до наших дней  

ГЛАВА II. ХРАМ   ПЕРОБРАЖЕНИЯ    ГОСПОДНЯ   СЕЛА ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ПОГОСТ  УГРОЗА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ.  НОВЫЙ ХРАМ НА ДРЕВНЕМ МЕСТЕ СОБЫТИЯ, ФАКТЫ, ИСТОРИЯ ПОСТРОЕНИЯ.

2.1 Преображенский храм, пожар 1834 года, опасность исчезновения и забвения церкви на Погосте Преображенском

2.2 Обстоятельства  и история строительства каменной церкви на Погосте        Преображенском

2.3  Протоиерей Иаков Светлов – строитель храма.  Жизнь и служение Церкви рода Светловых  

ГЛАВА  III. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ  НА ПОГОСТЕ ПРЕОБРАЖЕНСКОМ — ХХ ВЕК — ИСТОРИЯ ПОРУГАНИЯ  И ВОЗРОЖДЕНИЯ 

3.1 Описание храма прихода и клира в предреволюционные годы

3.2  История закрытия храма и поругания. Советский период

3.3 Возвращение Преображенского храма РПЦ и история возрождения

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ 

СНОСКИ          

 

ГЛАВА I. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ, ОСНОВАТЕЛИ ХРАМА И  ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ.

   1.1 Святитель Московский Киприан – краткая биография и сведения о основании им Преображенского храма на озере Сенег

митрополит Киприан

св. митрополит Киприан

В истории Русской Церкви митрополит Киприан [1]  занимает важное место. Годы его первосвятительства на   Русской земле проходили в непростое для нашего народа и отчизны время. Родился святитель приблизительно в 1330 году в городе Терново, Болгария. Здесь и начал свой монашеский путь, впоследствии продолженный им в Константинополе и на Афоне. В Византии высокообразованный и смиренный монах был замечен Патриархом Константинопольским Филофеем и стал его доверенным лицом. Около 1373 года, он был послан Патриархом в Литву и на Русь, для примирения литовских и тверского князей с митрополитом Алексием. Эту сложную миссию, столь важную для православного единства, будущий святитель успешно выполнил и, оставаясь в Литве, был ревностным хранителем православной веры и истинным просветителем края, стяжав высочайший авторитет у его князей и жителей. В 1374 году по его инициативе произошло прославление литовских мучеников-христиан Антония, Иоанна и Евстафия и перенесение их мощей [2]. В 1375 году возобновилась вражда Литвы и Москвы. Литовский князь Ольгерд потребовал от Константинопольского Патриарха рукоположить отца Киприана в митрополита Литовского, угрожая стать католиком, если Западная Русь и Литва не приобретут отдельного митрополита. Чтобы сохранить Литву в лоне Православия и, с другой стороны, сберечь единство Русской Церкви, которое немыслимо было без единого управления, Патриарх Филофей  предпринял сложный ход: хиротонисал Киприана в митрополита «Киевского, Русского и Литовского» с тем, чтобы по смерти святителя Алексия святитель    Киприан объединил обе части митрополии, став митрополитом Киевским и всея Руси. 2 декабря 1375 года Киприан был возведен в сан, прибыл в Киев и в течение двух лет спокойно правил церковными делами Западной Руси и Литвы. После того как 12 февраля 1378 года преставился святитель Алексий, митрополит Киприан попытался вступить на объединенный престол, согласно благословению и воле Вселенского Патриарха. Но великий князь Димитрий Иоаннович, озабоченный более проблемами внутри Великой Руси и, до Куликовской битвы, далекий от идеи объединения всех русских княжеств, не желал в ту пору принять ставленника Константинополя, а выдвинул кандидатом на престол митрополита Московского своего духовника. У самой Москвы митрополита Киприана схватили по повелению князя; он провел ночь в заточении, а потом был выдворен. О многих скорбях, которые он претерпел от великого князя, святитель Киприан рассказывал в посланиях к преподобному Сергию Радонежскому и его племяннику, игумену Симоновского монастыря преподобному Феодору, с которыми у него сложились глубокие духовные связи; оба поддерживали его кандидатуру на митрополичью кафедру. С глубоким смирением переносил святитель Киприан выпавшие на его долю гонения и испытания, продолжая рассматривать московского великого князя как князя Всероссийского и молясь о нем, его семье и всем его народе — своей русской пастве. Несколько лет длились нестроения с наследованием Всероссийского престола: дальность пути до Константинополя, где утверждался и поставлялся глава Русской Церкви, неожиданные события, политические интересы различных группировок — по Божиему попущению отодвигали окончательное, канонически ясное и твердое решение вопроса. Но все эти годы святитель Киприан в смиренном величии нес духовный крест своего первосвятительства  и оставался молитвенником и предстателем за Всероссийскую паству. После Куликовской  битвы  и  гибели  Мамая,   весной  1381   года,  князь   Димитрий Донской вызвал святителя Киприана из Киева в Москву. Вскоре последовали новые скорби и искушения: нашествие Тохтамыша, гонения со стороны князя, деятельность митрополита Пимена. Лишь в марте 1390 года митрополит Киприан снова был встречен новым Московским князем Василием Димитриевичем и после 14 лет искушений занял Всероссийский митрополичий престол. Летом 1395 года к Москве приблизилось войско Тамерлана. Митрополит Киприан объявил всенародный пост и благословил перенесение из Владимира в Москву крестным ходом чудотворной Владимирской иконы Божией Матери. Москва была чудесным образом спасена, и святитель Киприан установил ежегодное празднование сретения иконы 26 августа, основав на том месте церковь и Сретенский монастырь. Церковно-политическая программа святителя определялась принципом единства Русской Церкви, который он соблюдал до конца своей жизни. Он способствовал сплочению русских княжеств вокруг нового политического центра — Москвы — и повышению авторитета Московских князей, что сильно укрепило Русское государство. Огромен вклад святителя Киприана в книжное дело на Руси. Высокообразованный митрополит был усердным переписчиком, искусным переводчиком, редактором, одаренным писателем и реформатором литературного языка. Он уделял большое внимание «исправлением книжным», стремясь внести порядок и единство в язык русской книжности и правописание. Он работал над совершенствованием церковного Устава и литургических текстов, саморучно переписал Псалтирь, Служебник, Требник, «Лествицу» Иоанна Лествичника. Он — автор жития святителя Петра и службы ему, а также поучений и посланий. Большая часть этих трудов проделана в подмосковной резиденции митрополита — селе Голенищеве, облюбованном им еще в первые годы его пребывания в Московском княжестве за тишину и безмятежность, к  которым он так стремился. При святителе Киприане на Русском Севере было основано множество монастырей, развивалось церковное строительство, расписывались церкви по всей Руси. На его правление приходится русский период творчества Феофана Грека и начало творческого пути преподобного Андрея Рублева. При нем же была проведена реформа русского церковного пения и музыкальной нотации. С ним связывают и переход Руси с «мартовского» года на «сентябрьский». Преуспевая в богоугодных подвигах, митрополит Киприан достиг глубокой старости и занемог, пребывая в своем селе Голенищеве. За четыре дня до кончины он написал прощальную грамоту, «многаго любомудрия и Божественнаго разума исполнену», в которой прощал и благословлял всех верующих и сам просил у них прощения, завещая прочесть ее над его гробом перед народом. Святитель Киприан скончался в ночь на 16 сентября 1406 года. Тело его было перенесено из Голенищева в Москву и предано земле[3]. Село Голенищево, расположенное в трех верстах от Москвы и по сведениям дошедших до наших дней  устроенное святым митрополитом Киприаном для своей загородной резиденции, было не единственным его местом пребывания вне Престольного града.  Известно так же, что в Сенежской митрополичьей волости на берегу озера Сенеж святитель Киприан построил церковь Преображения Господня. Погост Спаса с Церковью Преображения Господня, как пишет об этом священник Иоанн Добролюбов  в своей книге: «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия и библиографическими указаниями», был любимым местом пребывания митрополита Киприана [4]. Обстоятельства строительства Преображенской Церкви на берегу озера Сенеж и причина выбора святителем именно этого места   для своего  пребывания, доподлинно неизвестны. Так же не представляется возможным указать и определенную дату   построения первой церкви.  Протоиерей Иаков Светлов в «Исторических сведениях о Преображенской церкви в Погосте Преображенском, Егорьевского уезда, Рязанской епархии» пишет:                       « Первоначальное основание Преображенской церкви положено здесь святым митрополитом Киприаном, около 1400 г.»[5] В книге под заглавием «Памятники древности во Владимире Кляземском» читаем : «…в Покровском уезде, Владимирской губернии, верстах 90 от города Владимира, находится погост Сенеж – место самое пустынное, окруженное лесами и болотами. Здесь был любимый приют митрополита Киприана, где он, при Святом озере, основал церковь во имя Преображения Господня и предавался молитве и ученым занятиям»[6].  Киевский патерик, повествуя о святом митрополите Киприане, хотя и косвенно, не называя  собственными именами, озеро и пустынь говорит о том, что святитель часто удалялся для уединенной молитвы  на берег озера, где построил церковь Спаса и тем положил основание монастырю Святоезерскому. Годы святительства митрополита Киприана нельзя назвать мирными и спокойными.  Кроме церковных проблем и нестроений внутри митрополии, святитель принимал непосредственное участие в становлении Московского государства, всемерно способствуя объединению русских земель вокруг Москвы. Ему приходилось  быть и искусным дипломатом, и мудрым политиком,   и  все  это  соединять  с  служением  Богу  и  Церкви.  Не  трудно  предположить, какого колоссального напряжения духовных и физических сил требовали от святителя Киприана, совершаемые им труды. Известно, что святой митрополит по временам уединялся для молитвенных подвигов и ученых занятий в  свою резиденцию в с.Голенищеве.  Древнее предание, также доносит до нас повествование о том, что в одну из своих поездок из Москвы во Владимир, Святитель   сделал остановку «верстах в 90 от Владимира». Прогуливаясь по окрестностям, он обратил свое внимание на

озеро Святое

озеро Святое

место   весьма пустынное с обширным, окруженным лесами, озером Сенеж.[7]  Местность эта, напомнила ему любимые сердцу родные края Болгарии.  И  он распорядился поставить здесь церковь во имя Преображения Господня, которая впоследствии стала его излюбленным местом пребывания. Таким образом, из сохранившихся источников и церковного предания можно заключить, что первая церковь на Погосте Преображенском была построена между 1392 и 1400 годом от Рождества Христова.[8] Причиной   построения церкви явилось желание святителя Киприана устроить здесь свою загородную резиденцию, а так же, по-видимому, и довольно удобное месторасположение Погоста. Так как Сенежская митрополичья волость располагалась практически на середине пути от Владимира до Москвы, а сам Погост находился чуть в стороне от Владимирского тракта [9]. Что с одной стороны, придавало ему характер места довольно уединенного и глухого, но в тоже время проходивший неподалеку Владимирский тракт позволял иметь с Погостом удобное сообщение, как из Владимира, так и из Москвы.   Из всего так же следует, что Преображенская церковь не была вначале приходскою, а домовой митрополичьей.   Как пишет о сем протоиерей Иаков Светлов – погост Сенеж с церковью, по справедливости, мог тогда именоваться Святоезерским монастырем.[10]  Указание  о частом пребывании святителя в Сенежской волости при церкви Спаса можно найти и в «Истории Русской Церкви», митрополита Макария (Булгакова). В частности он пишет: « В 1397 году (октября-7) Киприан возвратился из Киева………. . С этого времени более шести лет первосвятитель постоянно оставался в Москве, не выезжая для обозрения епархий, и имел полную возможность предаваться своим любимым ученым занятиям на пользу Церкви; для этого он уединялся то в подмосковное  свое село Голенищево, то во Владимирскую Волость на Святом озере (выделено авт.). Он составлял новые сочинения, другие переводил, даже собственноручно переписывал». [11] К сим свидетельствам можно присовокупить еще и выдержку из Патриаршей (Никоновской) летописи составленной во второй половине XVI века. Летописец, повествуя о разграблении города Владимира, и  чудесном спасении святителя Фотия, между прочим,  с точностью описывает и Погост Преображенский, называя основателем его  святителя Киприана: « …… митрополичу волость в Сенег, месяца Июля второму дню скончавшуся; и бывшу ему на Святее озере своем у церкви святаго Преображения Господня, яже поставил Киприан митрополит и часто там живал, занеже любливал лесныя пустынныа места, — и многия тамо озера митрополичии и места крепки и непроходны….» [12].

1.2   Святитель     Московский    Фотий  — спасение  от  ордынского царевича    Талыча и основание Святоезерского монастыря на Погосте Преображенском

 

св.митрополит Фотий

св.митрополит Фотий

Святой митрополит Фотий  (1408-1431гг.)[13],  явившийся приемником на Московской кафедре святого Митрополита Киприана, 22 года подвизался  в многотрудном служении Предстоятеля Русской Церкви. Являясь сподвижником и единомышленником великого князя Василия Дмитриевича, он немало потрудился для укрепления международного значения Русской Православной Церкви и Русского государства[14].   Для предмета нашего исследования, примечательна  история из жизнеописания митрополита Фотия  сохранившаяся на страницах  Патриаршей (Никоновской) летописи, а так же Степенной книги царского родословия. И так, в Никоновской летописи мы читаем (редакция цитируемых источников сохранена в русской транскрипции): « г.1411 …. Того же лета пресвященныйФотей митрополит Киевский и всея Руси поиде сь Москвы в Володимер, и тамо ему пребывшу неколико дний и не слышавшу ничтоже, ниоткуду брани и мятежа, понеже время тогда бысть тихо и мирно, и се князь Данило Борисович Нижняго Новагорода, укрывся тайно от всех. Приведе к себе царевича Талыча и посла с ним изгоном к Володимерю боарина своего Семена Карамышева, а с ним полтретьяста Татар, а Руси полтретьяста же. И приидоша к Володимерю лесом безвестно из-за реки Клязьмы, в полдень спящим, а града тогда не было, а наместника Юрьи Васильевича Щека не было же тогда. А пресвященный Фотей митрополит после вечерни поиде из Володимеря в свою митрополичу волость в Сенег, месяца Июля второму дню скончавшуся; и бывшу ему на Святее озере своем у церкви святаго Преображения Господня, яже поставил Киприан митрополит и, часто там живал, занеже любливал лесныя пустынныа места, — и многия тамо озера митрополичии и места крепки и непроходны — и тамо из Володимеря прииде весть к Фотею митрополиту: «се прииде ратью в Володимер царевич Талыч со многою ратью, да с ним воевода князя Данила Борисовича Нижняго Новгорода Семен Карамышев, по твоем пешествии на другой день, и скоро грядут по тебе». И Фотей отъиде  в лесы на озера свои Сенежсскии крепкиа места; Татаром же не постигшим Фотея митрополита и возвратившимся, и много людий повсюду секуще без жалости…. Бысть же сие месяца июля в 3 день. Фотей же митрополит, Божиею милостию и Пречистыя Богородицы избыв от окаянных Измалитян, благодари Всемилостиваго Бога и молитву сотвори о сыне своем, великом князи Василии Дмитреевиче и о прочих князех и о всех христианех, да избавит их Господь Бог и пречистая Богородица от Татарьского пленения, и постави  у озера своего у Сенгу на брезе на лесу, церковь Рожество пречистыа Богородици, и свещав и безкровную жертву принесе Христу Богу, прося милости всем и избавления от безбожных Агарян. И нача житии в пустыни у Сенгу озера, у церкви Рожества пречистыа богородици… И пребысть Фотей в Сенгу 4 недели и 3 дни на месте том в молчании и безмолвии,  и во умилении и молитвах» [15] Подобные этому летописному повествованию истории, можно найти также и у   В.Доброхотова в «Памятниках древности во Владимире Кляземском» [16], и у  священника Иоанна Добролюбова в его книге:    «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия и библиографическими указаниями»[17].  Правда к сему повествованию добавляется еще история с ключарем Владимирского собора священномучеником Патрикием. Так, у протоиерея Иакова Светлова, который, по-видимому опирался на труды В.И Доброхотова, в описании  Погоста Преображенского  можно найти следующее повествование: «  Не менее св. митрополита Киприана любил посещать погост  Спаса или Погост Сенеж, для молитвы и ученых трудов, и приемник его, св. митрополит Фотий. Родом  он был грек из Амморейской страны, хиротонисанный в 1410 году Константинопольским патриархом Матфием в митрополита России.  ….. В 1411 году, в июле месяце, св. митр. Фотий, посещая Владимир град, по смотрению Божию, прибыл из онаго в свой приют Сенежский на Святе озере и получил здесь горестную весть о нечаянном разграблении Владимира, по отъезде его на другой день в полдень, от Ордынского царевича Талыча.  Татары долго искали в городе Святителя, но не нашедши его и не настигши в пути, приступили к разорению и разграблению Соборной церкви Успения Пр. Богородицы. В этой Соборной церкви, по желанию своему, заперся с некоторыми людьми Патрикий, родом грек, пришедший в Россию в месте с митрополитом Фотием, и, сколько мог, скрыл в тайном месте дорогие церковные вещи и людей, сам же, став на колени пред иконою Божией Матери, молился о помощи. Варвары отломали двери, вломились в церковь и прежде всего расхитили все оставшиеся на виду ценные церковные вещи и украшения, но потом, не видя более ценных сокровищ, требовали оныя от ключаря Патрикия. Он, предав себя в волю Божию, ничего не отвечал им и не открывал. Враги, озлобившись на него, предали его жестоким мукам и, на конец, позорной смерти, привязав к конскому хвосту. Мощи сего мученика были привезены на Святое озеро к митр. Фотию, который в то время прибывал здесь, и погребены им близ Свята озера на месте Сутин. После мощи мученика Патрикия перевезены были опять во Владимир и там погребены в вечное упокоение. Святой митрополит Фотий, воздав благодарение Всевышнему, за спасение свое от верной смерти, и за освобождение соотечественников от вражеских нашествий, в память этого построил на берегу Святаго озера в лесу церковь во имя Рождества Богородицы, и поставил к ней служить священника Пахомия, пришедшего с ним из греческой Амморейской страны. Далее, в тех же Памятниках древности, говорится: «св. митр. Фотий, пробыв в Сенежской области на Святе озере четыре седмицы и три дня в посте, безмолвии и молитве, возвратился к Великому Князю Василию Дмитриевичу в Москву, оставив на сем месте святое свое благословение, мир и молитву». По святости жизни святителей Киприана и Фотия, для коих  Погост Спаса был преемственно любимым приютом, по святости их молитв и по священным следам и памятникам их пребывания, можно полагать, что и озеро при Преображенской церкви, со времен этих святителей, получило название Святаго озера». [18] Изложенные в описании Преображенской церкви, протоиерея Иакова Светлова события тех времен, лишь отчасти представляются достоверными, так как не соответствуют летописным источникам. Еще более натянутой видится желание соединить церковь Рождества Богородицы и якобы выросший из нее монастырь, с Преображенской церковью на Погосте Преображенском.  А история с захоронением священномученика Патрикия  на Преображенском Погосте и вовсе не соответствует исторической действительности. И тем не менее,  в ряде изданий XIX века ( в том числе и перечисленных выше), а также  и в современной краеведческой литературе; как например труд Г. Крамич  «История и тайны земли Шатурской»[19]  с завидным постоянством вновь и вновь возникает это полубылинное, полусказочное  повествование. И так, в истории Преображенского храма на протяжении времен возникло, по крайней мере, три легенды. В хронологическом порядке они заключаются в следующем: 1) 3 июля 1411 года. Священник, ключарь Владимирского Успенского собора после мученической смерти. Якобы был привезен в Погост Преображенский и похоронен на берегу озера святого в веси Сутень. 2) Святой митрополит Фотий, избежав плена, в благодарение Богу, построил церковь в честь Рождества Богородицы на берегу Святого озера в Погосте Преображенском. 3)  Святоезерский монастырь в Погосте Преображенском внезапно исчез, скрывшись вместе с молящимся людом, в водах Святого озера. В «Истории Русской церкви» Е.Е. Голубинский, специально для любителей древностей, вполне определенно указал географическое местонахождение Сенежской волости и Святого озера, сделав с этой целью примечания: «Избегая городского шума Москвы, Киприан, любил жить вне ея, — или в своем подмосковном селе Голенищеве или в своем владимирском имении на Святом озере* *Святое озеро находится верстах в двухстах на восток от Москвы, в рязанской губернии, в егорьевском уезде, на смежьи рязанской губернии с владимирскою. Киприан поставил здесь церковь во имя Преображения Господня» И далее: «Летом 1411-го года, он пришел во Владимир, чтобы посетить свой старший кафедральный город; в это время один из нижегородских князей, которых Василий Дмитриевич в начале своего княжения согнал с их удела, наслал на последний «изгоном», т.е. скрытно и внезапно, пятисотенный отряд, состоявший на половину из Русских и на половину из Татар (под предводительством царевича Талыча). Татары рассчитывали  захватить митрополита во Владимире, чтобы ограбить его и весьма вероятно – чтобы взять его в плен, с целью получения за него с великого князя и с церкви или духовенства возможно хорошего выкупа; однако это им не удалось: ничего не зная и не подозревая опасности, Фотий ушел из города в свое имение на Святом озере накануне того, как совершилось нападение. Тогда Татары бросились было за митрополитом в погоню; но последний, во время извещенный из Владимира об угрожавшей беде, укрылся от них в своем соседнем имении – на озерах Сенежских, где были леса и места крепкие, т.е. болота.* В благодарность Богу за избавление от опасности Фотий поставил на берегу озера Сеньги церковь Рождества Богородицы (выделено авт.), — если не обыденную, то во всяком случае срубленную дни в два – в три, и прожил при церкви… четыре с лишком недели. *волость Сенежская находится или в непосредственном или весьма близком соседстве с Святым озером, на северо-запад от него между реками Сеньгой и Ушмой, впадающими в Клязьму, из коих на устье первой стоит село Сеньга, а вторая вытекает из Святого озера» [20] Сообщая о мученическом подвиге ключаря Патрикия, Е.Е.Голубинский,  ни словом не обмолвился о том, где и как тот был похоронен. Но главное здесь заключается в том, что Евгений Евсигнеевич в отличие от ряда достаточно известных авторов и издателей, работая над своей книгой обратился к  изучению летописных сводов. В предисловии ко второму тому он в частности пишет: «…я, конечно следил за тем, что писалось по русской церковной истории..». Следовательно Е.Е. Голубинский был знаком с трудами, в которых описывались интересующие нас события, касающиеся истории церкви Преображения Господня в Преображенском Погосте.  И таким образом он, конечно же не мог, не заметить путаницу  с указанием пребывания на этом месте митрополита Фотия. В 1953 году И.М. Концевич в книге «Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси», о святом митрополите Фотии. Кроме прочего сказал: « В 1411 году м. Фотий подвергся большой опасности. Летом он посетил г. Владимир. Один из нижегородских князей. Согнанный со своего удела князем Василием Дмитриевичем Московским, послал «изгоном», сильный отряд из русских и   Татар, чтобы захватить митрополита в плен и требовать большой выкуп. Но Фотий накануне отбыл в свое имение на Святом озере. Его успели предупредить об опасности и он скрылся в лесных дебрях на Сенежском озере…» и далее   «…С митрополитом Фотием прибыл пресвитер Патрикий (священномученик)…» [21] В примечании И.М. Концевич указал источники, которыми он пользовался: Барсуков Н.П. – «Источники Русской агиографии» и Е. Голубинский, — цитата из его книги приведена выше. Следуя за И.М. Концевичем, обратимся к труду Николая Платоновича Барсукова: « «Патрикий священномученик. В «книге о Святых» помещен между святыми «града Владимера»: святый священномученик Патрикий, ключарь Владимирския соборныя церкви, пострада от Татар за церковную утварь в нарицаемой веси Сигенке – езере святее (выделено авт.), у церкви Преображения Господня, в лето 6919 года июля 3 день – Н.П. Барсуков сомневался в достоверности этих сведений, поэтому сделал оговорку: — «В степенной Книге» помещено «страдание церковного ключаря Патрикия». Там сказано… что Патрикий пострадал в Владимирском Успенском соборе (2, 31-32)» [22] В библиотеке Московской Духовной Академии (МДА), хранится рукопись № 209 по заголовком: «Книга Глаголемая Описание о российских Святых». Там на листе №51 читаем: «Святый Священномученик Патрикий иже бысть ключарь соборныя церкви пострада от Татар за церковную утварь в нарицаемой веси Синег на Святее озере, у церкви Преображения Господня в лето 6919 месяца июля в 3 день» [23] Этой же рукописью воспользовался граф М.В. Толстой при подготовке книги (под таким же заголовком).  В книге он пишет:  « Святый  Священномученик Патрикий иже бысть ключарь соборныя церкви пострада от Татар за церковную утварь в нарицаемой веси Синег на Святее озере, у церкви Преображения Господня в лето 6919 месяца июля в 3 день» и далее «… Из одной старой рукописи видно, что тело священномученика Патрикия, ключаря Успенского собора, положено у Преображенской церкви в веси Сутен, на озере святее. Эта весь, смежная с погостом Синегом, находится на границе Владимирской и Рязанской губерний. Тело Патрикия перевезено сюда, вероятно, по распоряжению Фотия или по старанию священноинока болгарина Пахомия, который жил в Синеге…»[24] Обращает на себя внимание то, что описание событий связанных с священномучеником   Патрикием, у графа М.В. Толстого полностью соответствует рукописному труду из библиотеки МДА, из которой, вероятней всего,  Толстой и почерпнул информацию для своей книги.  За шесть лет до выхода в свет труда М.В. Толстого, в 1876 году, был издан «Полный месяцеслов Востока» под редакцией архимандрита Сергия (Спасского).  В приложении к 2-му тому, «нарицаемая весь», в которой якобы был похоронен Патрикий, названа – «Сенег» [25].  Архимандрит Леонид (Кавелин), в изданной им книге «Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси» повторил сказанное до него М.В. Толстым: «…Патрикий, священномученик… погребен у Преображенской церкви в веси Сутен, что на озере Святе, смежном с погостом Синогом, на границе Владимирской и Рязанской губернии.» [26]  Однако дальше всех пошли составители 13-го тома Русского биографического словаря, под редакцией председателя Императорского  Русского Исторического  Общества А.А. Половцева. В указанном  томе,  в   заключительной  части  статьи  о   священномученике  Патрики говорится: «Патрикий погребен у Преображенской церкви в с.Сутен (?) что на озере Святе, на границе Владимирской и Рязанской губернии…»[27] Подводя черту, можно с определенной уверенностью сказать, что  история с захоронением священномученика Патрикия на погосте Преображенском у озера Святого, нашедшая свое отображение в некоторых литературных трудах и исторических описаниях, является, лишь благочестивой полубылью, легендой. В Патриаршей (Никоновской) летописи, так же как и в Степенной книге, которые являются по-существу первоисточниками по данному вопросу, ни слова не сказано о том, что ключарь Патрикий был похоронен рядом с Погостом Преображенским. Более того, названия веси – «Сугенки, Синога, Сутень, Сутен» используемые в трудах более поздних от составления летописи авторов, как указание на место погребения Патрикия, есть испорченное наименование местности расположенной при озере Сенег,  известного как Сенежское озеро (или озеро Сеньга). А как говорилось уже выше, Сенежская волость, с одноименным озером, находится на значительном расстоянии от Преображенского Погоста на Святом озере, а именно на «северо-западе от него между реками Сеньгой и Ушмой впадающими в Клязьму, из коих на устье первой стоит село Сеньга, а вторая вытекает из Святого озера»[28].  В подтверждение такой испорченности наименования местности служит, например, один из древних актов – так называемая «Данная», опубликованная в 5-м выпуске «Грамот коллегии экономии»: «70.В1811.7067 г. – Орины Павловской жены Заворыкова Ондреевой дочери Полькова да со своим сыном Ташлыком….., на свою долю отчины шестой жеребий в половине Степановой на Зворыкове в Волости  в стану Неньгу (или Скиньгу, что одно и тоже с  наименование Сеньга – прим. авт.) – Орину ниписать в сенаник…»[29].    Применительно к истории Преображенской церкви при Святом озере можно лишь отнести то, что святой митрополит Фотий действительно посещал Погост Преображенский и по временам оставался в нем на жительство, о чем прямо говорят летописные источники и в частности приведенная вначале  настоящей главы выписка из Патриаршей (Никоновской) летописи. Что же касается священномученика Патрикия, то возникновение предания о захоронении его на Погосте Преображенском, главным образом связано с неразвитостью тогдашней картографии и путаницей в наименовании Сенежской волости. Обратимся теперь к истории построения храма Рождества Богородицы  «на берегу Святаго озера в лесу» [30]  на Погосте Преображенском. Описание Преображенской церкви, встречающееся в различных изданиях,  содержит в себе историю о том, что святым митрополитом Фотием был построен храм Рождества Пресвятой Богородицы на Погосте Преображенском, в благодарность Богу за избавление от «безбожных Агарян»[31].  Чтобы выяснить подлинность этого повествования, для начала стоит указать автора, в трудах которого, впервые возникает церковь рождества Богородицы, построенная на Святом озере, коим является В.И. Доброхотов. В своей книге «Памятники древности во Владимире Кляземском» он в частности пишет: «Митрополит Фотий, воздав благодарение Богу за сохранение себя, и принесши моления в отвращение нашествий вражеских. Основал на берегу озера Свята у Сенгу церковь во имя Пречистыя Богородицы…»[32].  Следует отметить, что В.И. Доброхотов при подготовке своего «Памятника», имел под руками «Степенную книгу», в которой совершенно точно указано место постройки названной церкви [33].  Также Василий Иванович опирался на труды писцовой комиссии князя В.П. Кропоткина. В описании Сенежской волости читаем: Святейшего Иосафа патриарха Московского и всея Руси домовая пречистые Богородицы и Великих Московских чудотворцев Петра и Алексея, и Ионы вотчина. Сенежская волость (здесь и далее выдел. авт.) писана по крестьянской сказке. … Да в заболоцкой половине… Погост Сенег у Свята озера. А на погосте церковь Преображения Спасово…»[34]. Собственно вот эта строка: «Погост Сенег у Свята озера» и стала видимо основой заблуждения для Василия Ивановича Доброхотова, а затем и для всех, кто мало знаком с географическим местоположением Сенежской волости. В писцовых книгах В.П. Кропоткина немало ошибок, что не удивительно, так как писцовая комиссия не имела под рукой карт, плохо, а точнее сказать, вовсе не знала местности, и описание осуществлялось нередко, как и в этом случае, по «крестьянской сказке». На самом деле Погост Сенег находится на Сенежском озере, а на Святом озере – погост Преображенский и между ними, как упоминалось выше,  достаточно большое расстояние. В 1880 году, протоиерей Иаков Светлов[35], затем в 1891 году священник Иоанн Добролюбов[36]  повторили ошибку, допущенную в 1849 году В.И. Доброхотовым. При этом очевидно, что оба священнослужителя «списывали» у последнего.  Граф М.В. Толстой пишет: Но едва успел митрополит выехать из Владимира на север (?-авт. ) … Талыч посылал татар захватить самого святителя; но Фотий удалился с Пахомием в глухие леса на озеро Синег (ныне в Покровском уезде). Тихая безмятежная дубрава напоминала собою пустыню старца Акакия. Здесь святитель Фотий построил малый деревянный храм Рождества Богородицы…»[37].  Из какого источника М.В. Толстой почерпнул,   что митрополит «выехал из Владимира на север», не указано, однако это не имеет никакого  значения, так как местность, называвшаяся в те времена Сенежской волостью, находится в юго-западном направлении от города Владимира. У  Н.П. Барсукова читаем: «…В настоящее время в Покровском уезде, Владимирской губернии, есть деревня Сеньго – при озере Сеньге («Список населенных мест Владимирской губернии». СПб., 1863, стр.154). В «Степенной Книге», мы читаем, что митрополит Фотий «Божией милостию и Пречистыя Богородицы избыв от окаянных Измаилитян», поставил «у своего езеря у Сенгу на брезе в лесе церковь Рождества Пречистыя  Богородицы»» [38]. В писцовой книге В.П. Кропоткина говорится что: «Деревня Сенег на озере Сенгу. А в ней во дворе крестьянин… Деревня Сенег же на другой стороне озера Сенга. А вней патриарш рыбный двор, приезжие живут в нем патриарши дети боярские и рыбные ловцы…»[39]. Как видно, история со строительством церкви Рождества  Богородицы на Погосте Преображенском, при внимательном изучении источников, не находит себе достаточного и убедительного подтверждения. Святитель Фотий действительно чудесным образом избежал пленения от иноверных, благодаря тому, что за день до нападения татар удалился в свою митрополичью волость на Святом озере, на северо-западном берегу которого и стояла   церковь «Преображения Спасова» на Погосте Преображенском. Едва прибыв в свой Погост, митрополит был оповещен о нападении «безбожных агарян»  на город Владимир и о  том, что за ним отправлена погоня. Первосвятитель, получив известие, удаляется из Погоста Преображенского на Святом озере в другую весь своей митрополичьей волости – Погост Сенег, что на Сенежском озере. Там, переждав нашествие иноплеменников, он и построил (по-видимому обыденную) церковь во имя «Пречистыя Богородицы» при которой прожил « 4 недели и 3 дни на месте том в молчании и безмолвии,  и во умилении и молитвах» [40] . И там при церкви Рождества Богородицы у озера Сенгу, а не на Погосте Преображенском были захоронены мощи священномученика Патрикия, который пострадал от татар в Владимирском Успенском соборе, отказавшись выдать церковные сокровища и место пребывание митрополита Фотия.   Тем не менее,   история ясно доносит до нас свидетельства о том, что Погост Спаса на Святом озере  «был преемственно любимым приютом святых митрополитов Киприана и Фотия» [41],  которые избрали это уединенное место для своей загородной резиденции. XIV и начало XV века считается золотым веком в истории основания на Руси монастырей. За каких-то сто лет было устроено  столько же  обителей, сколько за три предшествующих столетия вместе взятых. Есть исторические свидетельства и  письменные памятники того, что некогда и Преображенская церковь на Погосте Спаса была   мужским монастырем. Существуют и различные народные предания, которые сохраняют в себе легенды о затонувшей в Святом озере  обители.  Как пишет в своем описании Преображенской Церкви  погоста Преображенского, протоиерей Иаков Светлов:  «Преображенская церковь не была вначале приходскою церковью, а домовою митрополичею, и потому погост Сенеж с церковью, по справедливости, мог тогда называться Святоезерским монастырем. Местное предание, приправленное народной фантазией, присовокупляет к этому, что Святое озеро потому именно получило такое название, что среди него на острове в древности будто бы существовал монастырь, который внезапно разрушился и вместе со всей монастырскою святынею и вместе с островом доныне покрыт водой. Ясно слышимый по праздникам, как будто из глубины вод Святого озера, гармоничный церковный благовест  доныне  поддерживает  в  народе таковое  предание. В этом местном предании, несмотря на прямой вымысел, есть нечто похожее на истину»[42]. Действительность существования на Погосте Преображенском, Святоезерского мужского монастыря подтверждает в своей «Истории Русской Церкви», митрополит Макарий (Булгаков).   Так он  пишет: «… мы можем указать только на три митрополичьих извечных монастыря в самом Владимирском уезде: Сновицкий, Николаевский Волосов и Преображенский на Святом озере (упоминается в 1504 г.)» [43]   В приложениях к 4-му тому упомянутого выше труда митрополита Макария монастырь именуется как – «Владимирский на Клязьме Святоезерский Сенегский Гороховецкий мужской монастырь в честь Преображения Господня» [44].  Д.А. Эристов и М.Л. Яковлев, подготовившие и издавшие в 1836 году «Словарь о святых, прославленных в российской церкви, и о некоторых сподвижниках благочестия местно-чтимых» находятся две статьи о митрополитах Киприане и Фотии. В статье о святителе Киприане Д.А. Эристова сказано: «… Часто удалялся он для уединеннаго моления в пустынь, отстоящую от города Гороховца в 62 верстах. Там на берегу озера построил Святитель церковь Спаса, и тем положил основание монастырю, известному под именем Святоезерского, ныне упраздненному…»[45] . И  митрополит Макарий и составители «Словаря о святых» прямо указывают на существование Святоезерского монастыря на Святом озере. Вызывает лишь вопрос, почему в обоих изданиях, авторами указывается город Гороховец, что принадлежал в те времена Суздальскому уезду? Чем пользовался митр. Макарий   (Булгаков)   нарекая    монастырь    при    Святом   озере   «Сенегский Гороховецкий» не совсем понятно, так как в приложении указано лишь наименование обители и примерное время основания, без пояснения и ссылок.  В «Словаре о святых» Д.А. Эристова и М.Л. Яковлева источником, из которого была сделана выписка, послужила «История Российской иерархии», изданная  архимандритом Амвросием (Орнатским) [46]. Статья о митрополите Фотии у них, также сопровождена указанием использованных источников, в том числе Степенная Книга, часть II[47] и церковная история митрополита Платона (Левшина) [48]. В Степенной  Книге, на странице указанной Эристовым, о митрополите Фотии находим следующее: «Пришедшу же ему от града Москвы во град Владимир, и оттуду поиде в свою Митрополичию власть в Сенег; и бывшу ему на свеем езере, зововом Святе, у церкви Преображения Христова, юже постави Киприян Митрополит, и часто там пребывал, понеже вельми любя пустынное место. Бяху же тамо многия езера Митрополичи и места крепки и непроходны»[47]. У митрополита Платона на этот счет сказано: «…Митрополит удалился во Владимир; а оттуда в пустынныя места, в волость Сенеж, и на Озеро святое (так в ркп), кои места любил и предшественник его Митрополит Куприан, и тамо построил церковь…»[48]. Удивительно, что Д.А. Эристов, верно указав источники, в коих подробно описано спасение святителя, более месяца находившегося в Сенежской волости, об этом не упоминает.  По всей вероятности, он не сомневался в достоверности сведений взятых им у архимандрита Амвросия (Орнатского), так как почти дословно повторяет написанное у архимандрита о «Святоезерской пустыни».  Хотя, представляется совершенно очевидным, что  указание в Степенной Книге и у Платона (Левшина) на пребывание митрополита Фотия в Сенежской волости неминуемо опровергает утверждение архимандрита Амвросия о «пустыне под Гороховцом».  Почему допустил ошибку архим. Амвросий (Орнатский) неизвестно,  в  его  труде, к  сожалению,   нет   указаний   на   использованные источники. Спустя 13 лет после издания словаря  Д.А. Эристова и М.Л. Яковлева, в своем труде «Памятники древности во Владимире Кляземском», В.И. Доброхотов, следуя летописным источникам, указал, что на самом деле «любимый приют митрополита Киприана» находился в бывшем Покровском уезде Владимирской губернии[49]. Указание на Покровский уезд не случайно. Именно там находилась Сенежская волость (Сенег), в древности принадлежавшая митрополичьей кафедре. Первое упоминание о Сенеге имеется в Уставной грамоте великого князя Василия Дмитриевича и митрополита Киприана[50]. Казалось бы, все стало на свои места и в  вопросе существования монастыря при Святом озере именно в Сенежской волости Покровского уезда, а не в Суздальском уезде близ города Гороховца  поставлена точка. Но нет, в 1890 году в свет выходит монография Зверинского В.В.[51], в которой святые митрополиты Киприан и Фотий вновь «отправлены» в Гороховецкий уезд… Любопытно при этом отметить, что автор сего труда снабдил статью о «Святоозерском-Спасо-Преображеском монастыре» немалым число ссылок на источники, среди которых, указана между прочим и Степенная Книга, в которой есть Сенег, но нет Гороховца. Читал ли Зверинский Степенную Книгу или же следовал примеру Эристова и Яковлева в «отчетливости предварительных изысканий» остается лишь догадываться. Десять лет спустя, внести ясность в этом деле, попытался Е.Е. Голубинский. Во втором томе своей «Истории Русской Церкви», ввиду «непреодолимых» затруднений ряда «ученых и любителей древностей», в указании месторасположения Святоезерской пустыни, он счел необходимым дать две уточняющие ссылки. «Святое озеро находится верстах в двухстах  на восток от  Москвы, в рязанской губернии, в егорьевском уезде, на смежьи рязанской губернии с владимирскою. Киприан поставил здесь церковь во имя Преображения Господня» [1]. И далее: «волость Сенежская находится или в непосредственном или в весьма близком соседстве с Святым озером, на северо-запад от него между реками Сеньгой и Ушмой, впадающими в Клязьму, из коих на устье первой стоит село Сеньга, а вторая вытекает из Святаго озера» [52]. Однако для В.В. Косаткина, под редакцией которого в 1900 г. были изданы исторические сведения о монастырях и церквах Владимирской епархии, ни изыскания этнографа и археолога В.И. Доброхотова, ни труд профессора Московской Духовной Академии В.В. Голубинского, не послужили к внимательному изучению вопроса, о местонахождении интересующей нас обители.  И так, у В.В. Косаткина  читаем: «Около 1385 г. (?.. авт.) святый Киприан митрополит Всероссийский, часто удалялся на «свято озеро» для уединенной молитвы, и соорудил здесь церковь в честь Преображения Господня и тем положил основание пустыни или монастыря. При начале своего существования монастырь этот получил двоякое название: «Святоезерского» по месту нахождения его на берегу «Святоезера», и «Пустыннаго», потому что местность около озера чрезвычайно пустынна. По времени оба эти названия слились в одно: «Святоезерская пустынь».  Святоезерская  пустынь прежде была мужским монастырем Суздальской епархии, Гороховецкого уезда, расположена на южном берегу Святоезера (!..авт.), от уездного гор. Гороховца на северо-запад в 62 верстах» [53]. Спустя два года, был издан 3-й том богословского словаря, в котором «уточнено, что: «Святоезерская женская пустынь в 60 верстах от г.Гороховца при оз.Святом…»[54]. Спустя еще шесть лет Л.И. Денисов издает полный список монастырей, среди которых находим: «107. Святоезерский Спасский Сенегский нештатный общежительный женский монастырь (Святоезерская пустынь) при Святом озере… в 10 в. от села Нижняго Ландеха, в 62 верстах от уездного города Гороховца» [55]. Следующий по времени публикации В.Г. Добронравов, издавая свое «Историческое описание Святоезерской пустыни в Гороховецком уезде», не был уверен, что приведенные им сведения достоверны. Своим сомнениям Василий Гаврилович уделил много места, поэтому процитируем главное: «Митрополит Фотий отправляется на святое озеро к церкви, построенной митрополитом Киприаном. Озеро это, как оказывается, находилось в митрополичьей волости, где были и другие озера, называвшиеся «Сенежскими» и одно называлось «Сеньго-озеро». Следовательно, вопрос о том, где именно находилась митрополичья любимая пустынь, решается в зависимости от выяснения местоположения Сенежских озер» [56]. Летописные источники и архивные документы ясно отвечают  на этот вопрос – Сенежские озера издавна находились в Сенежской волости. Применительно к современной картографии, озера  эти входят в административные границы Орехово-Зуевского, Шатурского (Московская область) и Покровского (Владимирская область) районов[57]. Таким образом, определенно можно сказать, что на месте нынешнего приходского Спасо-Преображенского храма на Святом озере, действительно некогда существовал монастырь. Как видно, у разных авторов нет единого мнения о точном названии обители и времени ее возникновения, как впрочем, нет и описания самого монастыря, его построек, устава, отсутствуют диптихи настоятелей. Представляется также затруднительным делом выяснение     мужская или женская была Святоезерская пустынь при Святом озере, так  как в разных трудах  и исторических публикациях монастырь именуют то мужским, то женским. В завершении настоящей главы следует упомянуть о народном предании, которое   сохраняется и в настоящее время, о затонувшем в водах Святого озера монастыре.  Из поколения в поколение местными жителями передается история, о стоявшем на середине озера мужском монастыре с величественною церковью в честь Пресвятой Богородицы и богатыми монастырскими строениями. Предание говорит, что в день Преображения Господня на «яблочный Спас», монастырь  внезапно разрушился и вместе со всей монастырскою святынею, насельниками и молящимся в нем людом скрылся в водах Святого озера и теперь вместе с островом доныне покрыт водой. О правдивости этой древней «были» свидетельствует якобы ясно слышимый по праздникам, как будто из глубины вод Святого озера, гармоничный церковный благовест. Вот как пишет о  причинах возникновения в истории Преображенской церкви этой легенды, протоиерей Иаков Светлов: «Существующий доныне среди Святаго озера довольно обширный остров (Великий Песок), покрытый на 1/2 аршина водой, послужил не более, как только удобным подспорьем к вымыслу о внезапном исчезновении под водою бывшего будто бы на нем монастыря. На острове нет и не могло быть никаких  следов построек, так как грунт земли на нем состоит из рыхлого плавучего песка; но то вполне достойно вероятия, что под водою и именно при северном береге Святаго озера, где находится Преображенская церковь, несомненно, сокрыты остатки древних строений, совсем не принадлежащих к простым обывательским постройкам. Это видно из того, что волнами Святаго озера и доныне ежегодно прибивается к северному берегу множество глиняных гончарных черепиц, симметрично расчерченных разными узорами и служивших вероятно материалом для кровли, или украшением карнизов. Замечательно, что запас таковых черепиц до сего времени неистощим, несмотря на то, что эти черепицы постоянно замываются наносным береговым песком и разносятся во множестве разными любителями и не любителями древности. Возможность существования остатков под водою древних строений положительно подтверждают, как увидим после, и некоторые исторические данные, по коим видно, что кроме Преображенской церкви, стоявшей на некотором расстоянии от озера, на месте настоящей церкви, на самом берегу сего озера, находилась другая церковь – во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Судя по тому, что низменный, едва возвышающийся над уровнем воды северный берег, ежегодно размывается волнами, так что на нашей памяти озеро завоевало в свои владения довольно заметную часть суши. Можно с уверенностью предположить, что за 479 лет (ныне почти за 500 лет) назад бывший берег озера Святаго далеко теперь находится под водою (на каждый год  отмывается берег водою на 1 сажень ). Очень может быть, что там – под водою, где был древний берег Святаго озера, доныне скрываются остатки древней Богородице—Рождественской церкви, откуда в таком изобилии волны прибивают обломки вышеуказанных черепиц. Конечно, все это догадки и предположения – за неимением под руками на этот предмет более точных и ясных исторических данных и более замечательных остатков древности, но и это может быть  нелишне для специалистов-археологов и не безынтересно для любителей древности» [58]. Любопытным представляется  объяснение появления такового  предания в истории Преображенской Церкви, местного Шатурского краеведа Галины Анатольевны Крамич. Так в своей книге «История и тайны земли Шатурской» она относит возникновение этой легенды к событиям, происходившим на Руси в первой половине 13 века. Вот как об этом рассказывает Г.А.Крамич: «В 1238 году владимирский князь Юрий Всевлодович  с дружиною  стоял  на  реке  Сити (неподалеку от Ярославля), надеясь дождаться подмоги от других русских князей и вступить в схватку с врагом. Но перевес был на стороне Батыя, и 4 марта состоялась «сеча зла», и русские были разбиты. В этой битве погиб и великий князь. Однако среди уцелевшего русского люда совсем скоро стала ходить легенда, будто бы Юрий Всеволодович спасся и скрылся в священном городе Китеже, к которому нет торной дороги через дремучие леса и зыбучие болота. Оттуда князь, набравший новую рать, стал мстить Батыю,…. И тогда Батый приказал пытать пленных, чтобы указали ему дорогу к таинственному Китеж-граду. ….один предатель, бывший дружинник князя, повел Батыя он Батыя на берег озера Светлояра, где стоял Китеж. И увидели монголы стены и башни прекрасного города и приготовились к осаде… Но что это? Прямо на глазах изумленных батыйцев город вдруг проваливается и исчезает в водах озера! С тех пор, стоит Китеж-град невидим, а на озере Светлом Яре слышится порой по ночам глухой заунывный звон колоколов китежских…». И далее она продолжает: «Эта легенда была, видимо, очень

дорога в Китеж

дорога в Китеж

популярна среди русского народа. Всем живущим неподалеку от озер хотелось верить, что чудо произошло именно на их озере. От большой патриотической легенды родилось множество местных легенд о неожиданно погрузившихся в пучину вод храмах и монастырях. Озера, якобы сокрывшие в себе церкви, стали именовать Святыми»[59]. Предание народа, соединившее правду с вымыслом, мало соответствует исторической действительности. Предположение протоиерея Иакова Светлова об унесенной полой водой церкви Рождества Богородицы, встречающееся также и у В. Доброхотова[60], и у священника Иоанна Добролюбова[61], как показано выше  тоже не имеет исторических оснований. Ибо церковь, как уже говорилось ранее,  построена митрополитом Фотием вовсе не на Святом озере и не в Погосте Преображенском. Что же касается черепков, вымываемых ежегодно на берег Святого озера и долгое время считавшихся материалом для кровли, или украшением карнизов древних церковных строений, то «тайна» их происхождения была раскрыта в 20-х годах прошлого века. « Только в 20-х годах XX века – пишет Г. Крамич – приехавшие из Москвы археологи установили, что это остатки глиняных сосудов, сделанных руками первобытных людей еще в каменном веке» [62]. Относительно настоящей судьбы монастыря на Святом озере и его исчезновения, в «Полном православном богословском энциклопедическом словаре» в статье «Святоезерский Спасский Сенегский заштатный женский монастырь» говорится, что основан он был в XIV веке, потом (неизвестно когда) сгорел и был упразднен в 1774 году[63]. С действительною же точностью о том историческом периоде, когда Преображенская церковь  именовалась Святоезерским монастырем изложить более или мене подробно не представляется возможным. Причиной такого пробела в истории храма является скудность дошедших до нашего времени источников. Архивные данные, в которых только и можно было бы почерпнуть сведения о Погосте Преображенском, или вовсе не содержат никакой, проливающей свет на этот счет информации, или говорят настолько скупо и мало, что совершенно не дают  восстановить полную историю храма в хронологическом порядке.

1.3    Сенежская митрополичья волость и Погост Преображенский, от времен святителя Киприана до наших дней.

  Сеть погостов, сообщавшихся между собой, стала образовываться в Киевском государстве

 Погост

Погост

в конце Х века, когда удельные князья начали «ходить в полюдье» — собирать дань с подвластных селений. Полюдье продолжалось несколько осенне-зимних месяцев — и для остановок в пути, отдыха и складирования дани князья организовывали станища и погосты (от слова «гостить»). При погостах постоянно жили смерды — крестьяне, находившиеся на княжеской службе и пользовавшиеся некоторыми привилегиями: смерда нельзя было избивать и истязать без княжеского суда. Жили смерды в деревнях, расположенных в непосредственной близости от погоста. Каждый погост был не просто временным пристанищем князя. Поскольку князь отправлялся в полюдье с дружиной, со слугами и солидным обозом, на погосте должно было хватать места для всех — здесь должны были быть теплые помещения для жилья, запасы продовольствия, сена и фуража для лошадей. Дань в виде зерна, меда, воска, тканей, мехов, кож, вяленой рыбы, гончарных и кузнечных изделий и т.п. в определенные сроки доставлялась на погост из окрестных селений. Для хранения ее до прибытия князя устраивались погреба и сараи. Для защиты от грабителей погосты обносились валом и частоколом. По мере распространения христианства на погостах стали появляться церкви, дворы причта и кладбища. После нашествия татаро-монголов походы князей в полюдье прекратились, новые погосты не образовывались, а сохранившиеся, если стояли на оживленных торговых путях, расширялись, приобретая функции центров волостей и становясь в некоторых случаях центрами церковных округов [64] . Сенежская волость и  возникший впоследствии на ее территории Преображенский Погост,  начала обживаться и заселяться людьми, во второй половине XIV века. Именно тогда, москвичи начали пользоваться для перехода в бассейн Клязьмы, более удобным, по сравнению с прежним, водным торговым путем. Прежний шел из Москвы по Яузе, затем — волок из Яузы в Клязьму. Новым же путем суда спускались по реке Москве до устья Нерской, поднимались до верховьев ее и через волок попадали в реку Ушму, а из нее — в Клязьму[65]. Очевидно, в эти времена богатеющая область по Ушме была дана в вотчину российским митрополитам. Из стана Сенег, относившегося к Владимирскому уделу, была выделена митрополичья волость, получившая название Сенег (Сеньга, Сенежская). Но Московское княжество, находилось во власти ордынского хана, и без его ведома раздача земель была невозможна. Сохранились сведения о том, что митрополиты Петр, Феогност и Алексей ходили в Орду за получением от ханов жалованных грамот на имения[66]. В духовных грамотах Ивана Калиты (1336 и 1339 гг.) Сенежская волость не упоминается. Следовательно, уже тогда она не принадлежала Ивану Калите, хотя он был великим князем Московским и Владимирским. Первое упоминание о Сенежской волости находится в Уставной Грамоте «о церковных людях» великого князя Василия Дмитриевича и митрополита Киприана, время ее составления относят к  1392 или 1404 году от Рождества Христова. Так в Уставной Грамоте читаем: « Се iаз кн(я)зь великiи, iм(я)-рек, сед с своим отцем, iм(я)- рек митрополитом кiевским и всея Руси, управили есмь о домех о ц(е)рковнных, и о волостех, и оземлях, и о водах, и о всех пошлинах о ц(е)рк(о)внных…». И далее:«А Сенег(подчеркнуто и выдел.- авт.)  де ег(о) по тому, как обыскано и управлено по старине: кое кн(я)зя великог(о), то кн(я)зя великог(о); а кое ц(е)рковное митрополич(е), а то митрополич(е). А дань имать с Сенгу в выход по моеи грамоте, кн(я)зя великог(о), по оброчнои, а лише тог(о) оброка не имати…. А писана грамота на Москве, м(е)с(я)ца iюн(я) в 28 д(е)нь, индикта в 12, в лето 6900» [67]. Время появления в Сенежской митрополичьей волости Погоста Преображенского у Святого озера, летописные источники  определенно связывают с именем митрополита Киприана[68]. Надо заметить, что Погост возник исключительно по воле  митрополита, пожелавшего иметь на берегу Святого озера   место для своего пребывания. Поэтому, вероятнее всего, никаких поселений   на этом месте прежде не было. И трудно сказать, были ли вообще поблизости жилые деревни[69]. Более того Степенная Книга царского родословия говоря о возникновении церкви «Преображения Христова» описывает Погост Преображенский, как « пустынное место бяху же тамо многия езера Митрополичи и места крепки (болотистые – авт.) и непроходны» [70]. При церкви, на Погосте Преображенском находился митрополичий рыбный двор, так как принадлежавшие Первосвятителю волости — Сенежская и Баглачевская славились богатыми рыбными промыслами и бортними угодьями.  Доходы от Сенежской волости шли, в том числе и на содержание митрополичьего двора и слуг.  В писцовой книге князя В.П.Кропоткина есть указание на существование при церкви Преображения рыбного двора для нужд митрополии: « …А в ней  патриарш рыбный двор, приезжие   живут   в   нем  патриарши   дети  боярские   и    рыбные    ловцы» [71]. В   жалованной  грамоте,    1504 года,   несудимой   и   с     другими  привилегиями,  великого Князя Ивана Васильевича митрополиту Симону на владения во «Володимерском» уезде,    так же присутствует и упоминание об извечных митрополичьих волостях. В  своей «жалованной», великий князь, «отца своего для Симона митрополита всея Руси пожаловал, есть во Володимерском уезде тех игуменов и священников и старцев, которыя живут в домовных в церковных пречистыя Богородицы и в митрополичьех монастырех……, у Преображения в монастыре на Святе озере» [72]. Следующее по времени описание Преображенского Погоста находится в писцовой книге князя Василия Петровича Кропоткина за 1637-1643 и 1647 годы. В частности В.П. Кропоткин пишет: «Святейшего Иосафа патриарха Московского и всея Руси домовая пречистые Богородицы и Великих Московских чудотворцев Петра и Алексия, и Ионы вотчина. Сенежская волость писана по крестьянской сказке. …Да в Заболцкой половине… Погост Сенег у Свята озера. А на погосте церковь Преображения Спасово древяна, клетцки, а вцеркви образы и книги, и ризы, и на колокольнице колокола, и все церковное строение патриаршее и приходных людей боярина Федора Ивановича Шереметьева вотчины села Филисова с деревнями крестьян. Да на погосте ж во дворе поп Григорей Власов. Во дворе поп Игнатей Иванов. Во дворе дьячок Костка, прозвище Боженко, Иванов. Во дворе дьячок Васка Иванов. Во дворе просвирница Парасковица. Да на погосте ж патриарший рыбный двор стоит, пуст. Пашни церковные паханые, патриарши дачи, середние земли тридцать две четверти, да отъезжие пашни паханые наездом на Боровушке две четверти в поле, а в дву по тому ж; сена по реке по Ушме двадцать копен; лесу  непашенного в длину на версту, а поперек на полверсты…» [73] . После смутного времени административный  и  духовный  центр  Сенежской   митрополичьей волости, Погост Преображенский, вместе с частью деревень и земель перешли   боярину Ф.И. Шереметеву. В это время вокруг Погоста Преображенского возникают новые поселения. Так уже в «писцовой» В.П. Кропоткина, упоминаются  деревни Филисово, Митинская, Кобелево, Петровская и Левошинская, которые, за исключением двух последних, и по настоящее время входят в приход Преображенской церкви Погоста Преображенского[74]. Ныне   существующая, деревня Андреевские   Выселки,   возникла в  середине   ХIХ века,  на  месте   пустоши,   в непосредственной близости от Погоста Преображенского и в полутора километрах от деревни Филисово. Сначала филисовские крестьяне использовали пустошь наездом как сенокосное угодье. Затем первый поселенец Андрей Кознов поставил здесь кабак, обслуживающий ярмарку у Преображенского Погоста, а позже здесь появилось уже несколько крестьянских дворов. В 1855 году в приходе Спасо-Преображенской церкви значится деревня Андреевские Выселки. Окончательно название закрепилось после отмены крепостного права. В 1890 году в Андреевских Выселках уже было 29 дворов и 180 жителей. Население занималось ткачеством, рыбной ловлей, охотой, сбором грибов и ягод. В 1931 году в деревне числилось 60 дворов и 451 житель [75]. Стоит упомянуть, что в разное время к приходу Преображенской Церкви Преображенского Погоста принадлежали разные поселения, количество которых в иные времена доходило до 19 деревень.  Вот как об этом пишет священник Иоанн Добролюбов: « В состав Преображенского Прихода, до построения церкви в с.Красном, входило 19 деревень, большая часть которых в 1869 г.  отчислена   была  к  церкви   с. Красного;   деревня  Тарбеиха  в   1793 г. отчислена была к церкви с.Кривандина, по просьбе подпоручика Н.М.Пчелкина, за неудобством сообщения крестьян его с Преображенским погостом; в том же году, по просьбе премьер-майора Н.П.Веселицкого, отошли к с.Знаменскому дер. Запутнова и Взворкова, причислинныя потом также к церкви с.Красного. В настоящее время в Преображенском приходе состоят деревни: Андреевские выселки с 29 дв. (дворами – авт.) , Петровская (в 6 вер.) с 86 дв., Левашева (в 6 вер.) с 43 дв., Митинская (в 4 вер) с 93 дв., Филисова (в 1 вер.) с 45 дв. и Кобелева (в 1 вер.) с 38 дв., в коих числится м.п. 1013, ж.п. 1131, в том числе грамотн. м.п. 356 ж.п. 126.» [76] Как видно, изначально Погост Преображенский  принадлежал Сенежской митрополичьей волости. С  XVI – XVII вв.  Погост уже является частью Владимирский уезда, стан Ловчаго Пути. При Екатерине II, в Российской Империи  входит новое территориальное деление и Преображенский Погост переходит к вновь образованному  в 1778 году Егорьевскому уезду Рязанской губернии.  В 1796 году Егорьевский уезд был упразднен и Погост вошел в Покровский уезд Владимирской губернии. После восстановления в 1802 году упраздненного ранее Егорьевского уезда Преображенский Погост вновь возвращается в пределы Рязанской губернии. В Советский период истории нашего государства,  в 1922 году, Егорьевский уезд был передан в Московскую губернию (ныне Московская область), вместе с ним перекочевал и Погост  Преображенский. В  1929 году в стране происходит замена уездно-губернской системы административного деления России на районно-областную. И  Погост становиться частью Кривандинского района Московской области [77]. По-видимому, тогда было и упразднено   село  Погост Преображенский  и оно было присоединено к расположенной неподалеку, деревне Андреевские Выселки. С  1956 года три административные единицы: Коробовский и Кривандинский районы, а также рабочий поселок областного подчинения на месте бывшей деревни Тарбеиха, с приданными сельсоветами, объединяются вокруг нового центра, молодого промышленного города – Шатура, появляется Шатурский район[78]. С этого момента и по настоящее время бывший Погост Преображенский, а ныне деревня Андреевские Выселки, входит в территориально-административные границы Шатурского района. Сегодня,  почти уже изгладилась память о том, что некогда место, где на берегу Святого озера, над водной гладью, возвышается Спасо-Преображенский храм, именовалось Погостом Спаса и принадлежало Сенежской митрополичьей волости.  Но от  местных жителей  окрестных деревень, все  еще можно услышать о церкви Преображения на Святом озере  у  Спаса.

ГЛАВА II. ХРАМ   ПЕРОБРАЖЕНИЯ    ГОСПОДНЯ   СЕЛА ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ПОГОСТ  УГРОЗА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ.  НОВЫЙ ХРАМ НА ДРЕВНЕМ МЕСТЕ. СОБЫТИЯ, ФАКТЫ, ИСТОРИЯ ПОСТРОЕНИЯ.

 

2.1 Преображенский храм, пожар 1834 года и опасность исчезновения и забвения церкви на Погосте Преображенском.

  Сменялись времена, миновали эпохи,  уходили из жизни поколения прихожан, но все также на берегу Святого озера стояла, теперь уже, древняя и обветшавшая,  Спасо-Преображенская церковь. Величественная в своей древней седине, она хранила в себе память о великих князьях, о святых митрополитах, о временах становления государства Московского. События, о которых пойдет речь в настоящей главе, относятся к первой половине XIX века. Именно тогда, древнему храму Преображения Господня, построенному еще при святом митрополите Киприане и уцелевшему в веках, предстояло пройти сквозь тяжелые испытания, когда природная стихия, злоба и подлость людей, поставили под угрозу само существование храма на берегах Святого озера. Прежде чем перейти непосредственно к изложению  тех событий и препитий в судьбе Преображенской церкви, которые явились поворотным этапом в   жизни  храма и самого Погоста Преображенского, стоит отметить о наличии значительного пробела в  истории, описываемой в настоящей работе, церкви.   Вот как пишет на этот счет протоиерей Иаков Светлов: «Со времени св. митр. Фотия до 1666 года (1637г.- авт.) года нет никаких исторических сведений о Преображенской церкви. С 1666 года из документов, относящихся к истории Преображенской церкви, мы пользовались возможностью иметь в руках последовательный ряд ставленых грамот иереев, преемственно служивших при Преображенской церкви до нашего времени. Грамоты эти замечательны собственноручными подписями патриархов Российских – Питирима, Андриана, митрополита Стефана Яворского и других святителей. Мы можем, в последовательном порядке, перечесть имена иереев, преемственно служивших при Преображенской церкви  с 1666 года до настоящего времени, но хронологию рукоположения их и имена святителей, рукополагавших их, не можем передать. Нельзя без глубокого сожаления вспомнить, что грамоты эти, единственные памятники древности Преображенской церкви, безвозвратно истреблены пожаром. Во Владимирском епархиальном архиве, по всей вероятности, найдутся обильные материалы, относящиеся к истории нашей Преображенской Церкви (увы нет! – авт.).  В настоящей Преображенской  церкви, не осталось почти никаких памятников и вещественных свидетельств древности. Пожаром в 1834 году истреблена древняя деревянная церковь, стоявшая на месте настоящей, и с нею погибли все древности. Немного икон, спасенных от пожара, заметно, принадлежат к отдаленной древности, как по ветхости досок, так и по темноте красок и ликов, на них изображенных. Особенно в этом отношении обращают на себя внимание старинные царския двери – грубой топорной работы – с изображением Благовещения Пр. Богородицы и четырех Евангелистов старинного иконописания. За отсутствием подписей на сих вещах, нельзя и гадательно определить время их происхождения. К единственным остаткам недалекой древности можно отнести находящиеся в церкви: св. Евангелие, напечатанное при Императрице Анне Иоанновне 1730 года и план с межевою книгою от 6 июля 1771 года» [79]. Приведенная выдержка из описания Преображенской церкви, составленного в конце XIX века настоятелем храма, протоиереем И.Светловым, вполне объективно описывает существующую проблему, имеющуюся в воссоздании истории Преображенской Церкви с.Погост Преображенский.  Необходимо лишь внести некоторые уточнения.  В частности, в своем описании протоиерей Иаков говорит о том, что примерно с 1411 года (история чудесного спасения митрополита Фотия от татарского царевича Талыча) по 1666 год не найдено никаких исторических сведений о Погосте Преображенском  и построенной на нем церкви.  В  настоящее время, в опубликованных трудах современных исследователей,  приводятся ссылки на документы, которые опровергают это утверждение.   Упоминание о «монастыре на Святе озере» можно найти в жалованной грамоте великого князя Ивана Васильевич митрополиту Симону от 1504 года,  включенную в  «Акты Феодального Землевладения и Хозяйства» (АФЗиХ) изданные институтом истории АН СССР в 1951 году[80]. Также,  Николай Викторович Давыдов, в своей книге, приводит выписку из известного исторического памятника XVII века – писцовых книг князя В.П. Кропоткина, — датируемую 1637 годом, в которой, достаточно подробно описывается «Погост Сенег у Свята озера» и стоящая на нем церковь «Преображения Спасова» [81] . Вторая ремарка, к описанию протоиерея Иакова Светлова относится к высказанному им предположению о том, что  «Владимирском епархиальном архиве, по всей вероятности, найдутся обильные материалы, относящиеся к истории нашей Преображенской Церкви»[82]. Дело в том, что все материалы, которые хоть сколько-нибудь несут в себе информацию об истории, изучаемой в настоящей работе церкви, находятся в   Государственном архиве Рязанской области (ГАРО). Связанно это с тем, что в 1778 году Погост Преображенский отошел к вновь созданному Егорьевскому уезду, входящему в пределы Рязанской губернии. К сожалению, в архивных документах ГАРО, никакой «обильной» информации  о Преображенской церкви за исторический отрезок с середины XVв.  до первой четверти  XVII в. не содержится – ее попросту нет. Сделав, как представляется, необходимое отступление, перейдем к изложению событий начавшихся в 1834 году с пожара, уничтожившего здание древней Преображенской церкви. пожар Священник Иоанн Добролюбов сообщает в своей книге, что церковь: «в 10 часу ночи под 25 октября 1834 г. сгорела от подожжения  с полуденной стороны, с самого низу неизвестно кем» [83]. Пожар вспыхнул,  когда  церковный притч, живший на Погосте, спал глубоким сном.   Спали и крестьяне, находящейся в четверть версты от Погоста Преображенского, деревне Андреевские Выселки. Однако на Святом озере, расположенном как раз с  «полуденной стороны»  храма, кто- то из деревенских рыбачил, и это обстоятельство не позволило огню уничтожить полностью церковное имущество, значительную часть которого удалось спасти от огня.  У того же И.Добролюбова читаем: «Церковную сумму в количестве 1015 р. 62 коп., ризницу, иконы местныя, книги и три малых колокола успели спасти, два большие колокола, за несколько лет метрическия книги сгорели»[84].   О том, что сгоревший храм действительно был древний и 1826 году уже никто не помнил, когда   он   был   построен,  свидетельствует   следующая   архивная   выписка: «Рязанской Епархии Егорьевского уезда Погоста Преображенского ….(неразборчиво – прим. авт.) благочиннаго Левоновскаго священника Иоанна Михайлова.   В нем (Погосте Преображенском – прим. авт.) церковь во имя Преображения Господня деревянная в твердости…, оная церковь построена (? год не указан – прим. авт.) году  при ней земля…., ведомость за 1826 год»[85]. Причину пожара доподлинно установить не удалось, хотя  косвенные признаки указывали на преднамеренный поджог. Оторопь и неизбежная в таких случаях горесть церковного клира и прихожан не затянулась по времени и уже вскорости крестьяне окрестных деревень собрались на «мирской общий сход». «Мы ниже подписавшиеся, Рязанской губернии Егорьевского уезда экономической Василенцевской волости деревни Митинской, Левошевской и Петровской быв мирской общий сход, на котором были, а именно: староста Константин Семенов, Ермил Казьмин, десяцкий Кирсан Максимов, Максим Антонов, Варфоломей Сидоров и рядовые; Митинской – Павел Лаврентьев, Герасим Андреев, Григорий Алексеев, Агап Гуров, Никифор Ефремов, Потап Петров, Июда Захаров, Сергей Петров, Егор Федоров, Трифон Данилов, Дмитрий Максимов, Михаил Титов, Антон Архипов, Федосей Минаев, Фрол Семенов, Астафий Данилов, Ерофей Евстигнеев, Архип Васильев, Филипп Матвеев, Иван Максимов, Панкрат Евстигнеев, Захар Михайлов, Лаврентий Семенов, Афанасий Макаров, Ульян Мартынов, Мирон Ермилов, Акинфий Иванов, Фома Васильев, Июда Ивлев, Евдоким Иванов, Козьма Андреев, Семен Васильев; Левошевой – Лукьян Абрамов, Тихон Захаров, Илья Захаров, Зот Ильин, Яков Титов, Иван Прокофьев,  Семен Евсигнеев, Фрол Васильев, Сидор Васильев, Селиверст Фокин, Абрам Алексеев, Демид Ильин, Савелий Антонов, Михаил Федоров; Петровской – Ермей Ермолаев, Алексей Артемов, Кир Аникин, Лазарь Нефедов, Иван Кузьмин, Фрол Евтеев, Степан Филиппов, Абакум, Аверьянов, Осип Ермолаев, Степан Сергеев, Егор Иванов, Казьма Акимов, Герасим Тихонов, Ермил Петров, Иван Васильев, Михей Казьмин, Карп Наумов, Андрей Яковлев, Трофим Евдокимов, Кузьма Федоров, Вукол Никифоров, Сила Иванов, Кирилл Михайлов, Ксенофонт Савельев, Иван Никитин, Степан Титов. Имели между собой совет в том, что сего года с 24-го на 25-е число октября месяца в ночи, неизвестно нам от чего сгорела наша приходская церковь во имя  Спаса преображения Господня и ввиду того, как оной лишились, то выше писаным обществом желаем выстроить вновь. Потому утварь преждей (так в ркп.) церкви стаскана вся в целости хранится. А нам по сему предмету более нас возбуждается избрать честного и хорошего поведения людей, которые нами избраны:  Петровской – Федор Никифоров, Митинской — Кирсан Максимов для подачи сего мирского общественного доверительного приговора при прошении Его Высокопреосвященству и просить о разрешении выстроить нам каменную с теплой трапезной и приделом церковь по желанию нашему на прежнем месте. От прочих наших прихожан уведомились, что они с дозволения помещиков своих желают выстроить особою. В чем подписуемся. К сему приговору деревни Митинской вместо выше написанных крестьян за неумением грамоте и писать по их личному прошению, той же деревни староста Константин Семенов руку приложил» [86]. Прошение было составлено 15 декабря 1834 года. На прошение была наложена резолюция Высокопреосвященнейшего Евгения, Архиепископа Рязанского за № 6996: «учинить справку о количестве душ просителей и о прочем, и дознание. В силах ли построить каменную, т.е., поскольку полагают в год с души, и сколько кто жертвует сверх раскладки, какой меры и фасада, разумеется, какой цены предполагают церковь, и сколько земли думают отойти к сей и к другой, ежели и та дозволена будет. И рассмотря все представить с мнением»[87]. На время строительства нового храма «Указом Консистории  от 14 ноября 1834 г. за № 8933 велено церковную сумму и свечи, а также утварь и ризницу перенести для хранения в церковь с.Кривандина под расписку причта и церковного старосты, в коей священноцерковнослужителям (так в ркп.) исправлять богослужение поочередно с приходскими священноцерковнослужителями; приход же и расход свечной и кошельковой суммы и прочия ведомости вести по обоим приходам отдельно не возможно, то  Вместе соединив, всему вести общую записку в шнуровых книгах по церкви с.Кривандина и ведомости подавать общие; а образа поместить в богадельне (стоявшей близ Преображенской церкви и уцелевшей от пожара).  ….Указом Консистории от 14 февраля 1835 г. за №1053 дозволено, согласно прошению причта и  прихожан утварь Преображенской церкви и иконы хранить в  оставшейся от пожара богадельне и отправлять в ней богослужение не очередному причту»[88]. Согласно упомянутым у И.Добролюбова Указам Духовной Консистории, причт храма (а надо сказать что в описываемое в настоящей главе время, Преображенская церковь имела три штата, т.е. три полных комплекта священно-церковнослужителей)  а вместе с ним и прихожане, были переведены в церковь села Кривандино, которая находилась в 18 верстах от Погоста Преображенского. Дальность расстояния до с.Кривандино, память о могилах предков похороненных на Погосте, древняя история, передаваемая от отца к сыну, все это, подвигало церковный народ к строительству новой церкви во имя Преображения Господня. Но как будет показано ниже, желанию прихожан Погоста Преображенского, построить на месте сгоревшей церкви новый каменный храм, предстояло пройти сквозь многие трудности и преграды, прежде чем воплотиться в жизнь. На пути их благого намерения воссоздать свою сгоревшую церковь, встал фабрикант Лука Андреевич Кознов, который имел личную вражду с тогдашним настоятелем Преображенской церкви протоиереем Гавриилом Афанасьевичем Светловым. Немало усилий и настойчивости пришлось проявить местным жителям, чтобы храм был построен и вновь начала совершаться молитва на этом древнем месте.

2.2 Обстоятельства  и история строительства каменной церкви на Погосте        Преображенском.

Изложение событий построения ныне существующего каменного Спасо-Преображенского храма в селе Андреевские Выселки, стоит начать с рассказа о случившейся, между служившим в ту бытность настоятелем Преображенской  церкви – протоиереем Гавриилом Светловым и местным фабрикантом Лукой Андреевичем Козновым, ссоре. Протоиерей Гавриил Светлов, занимавший должность настоятеля Преображенской церкви с 1818 года, как видно из сохранившихся документов, пользовался доверием и любовью прихожан Преображенской церкви. В своем прошении  на имя Архиепископа Рязанского и Зарайского Гавриила они в частности пишут: «вел себя весьма честно, кротко и всегда трезвым и прихожане им весьма благодарны, даже испросили у Вашего Высокопреосвященства  награду  ему…».   И далее: «…священник Светлов долговременно служит при оной нашей церкви, при постоянном честном поведении и известен всему нашему приходу, как деятельный, усердный и всегда трезвый священнослужитель»[89]. Нельзя не упомянуть и о том, что Гавриил Светлов являлся потомком рода Светловых, которые преемственно служили в Преображенском приходе с первой четверти XVII столетия, что несомненно прибавляло ему авторитета и уважения в глазах прихожан. Напротив, местный фабрикант, Лука Андреевич Кознов, державший в селе Красном Егорьевского уезда суконную фабрику, и его сын Лука Лукич не могли похвастаться добродетельной христианской жизнью. За характеристикой семьи Козновых обратимся к историку, а с 1896 года, председателю Рязанской ученой архивной комиссии – Александру Дмитриевичу Повалишину. И так, в своей работе «Очерки крепостного права», он так описывает положение дел на фабрике Л.А.Кознова: «Управляющий Кознова, Яков Кулемин, явился к дворянскому Заседателю, скованный в железах, с порезом на шее, а на теле с видимыми знаками от сечения розгами. Он объяснил, что Кознов изнуряет его разными жестокими побоями, от чего он намеревался лишить себя жизни… Вообще, Кознов жестоко крепостные наказывал своих рабочих, что и подтвердилось осмотром многих из них, причем найдены на теле рубцы и синяки. Помимо того, рабочие им совсем не продовольствуются, ходят за подаянием по миру и этим подаянием питаются. Сын Кознова был настоящий зверь – пьяный, дикий и жестокий развратник. Неоднократно призывал к себе в контору девок и насиловал их…, усильством своим, а не по согласию. Требовал к себе девок, которых блудодеянием растлил их девство…, таких указывалось 8 человек. Вследствие пьянства, он дошел до того, что ходил по конторе и по полям голый, а в декабре хотел броситься в пруд купаться». Там же читаем: «…главнейшия причины жалостного состояния фабричных крестьян, изнуряемых голодом и под тяжким, смею донести, нечеловеколюбивым правлением купца Кознова  и разделением людей между своей работой и работами их собственного быта для прокормления  и  успокоения  своих  семей»[90]. Нравственный портрет протоиерея Г.Светлова и купца Л.А.Кознова приведен здесь неслучайно. Так как конфликт разразившийся между ними, возник именно из-за грубого и жестокого обращения Кознова со своими крепостными крестьянами, которые были приписаны к Преображенской церкви с.Погост Преображенский.  Как свидетельствует история, отец Гавриил принародно обличил Луку Андреевича Кознова в его неподобающем отношении к своим фабричным рабочим, а также  сообщил в Губернское Правление о его жестокости и бесчеловечности к работающим на него крепостным, упомянув еще к тому же  и о вопиющем бесстыдстве  его сына Л.Л.Кознова. Жалобы на Л.А. Кознова в Рязанское Губернское Правление поступали и раньше, доходило до того, что принадлежавшее ему имение и фабрика чуть не отошла под государственную опеку. Лишь личное знакомство с министром финансов  империи[91],  позволило  Л.А. Кознову   избежать  «взятия имения под опеку» [92]. Тем не менее, Лука Андреевич, как видно, будучи  человеком,  чрезвычайно крутого и жестокого нрава, да к тому же,  мстительным и злопамятным, запомнил нанесенную протоиереем Гавриилом публичную обиду и донесение на него  в Губернию. И как видно будет далее, приложил все силы, чтобы любыми средствами отомстить священнику. Вернемся теперь к событиям, разворачивавшимся на Погосте, вокруг Преображенской церкви. Как упоминалось уже выше, старинное здание церкви было уничтожено пожаром 1834 году. Нет возможности установить, кто же все-таки устроил поджог Преображенской церкви, хотя невольно ответ напрашивается сам собой, но все же не имея точных свидетельств, оставим этот вопрос без уточнения.  Крестьяне, окрестных экономических деревень, Петровской, Левошевой и Митинской, возглавляемые протоиереем Г.Светловым, 15 декабря того же года,  подают прошение епархиальному начальству, о дозволении построить на месте сгоревшей Преображенской церкви, новый каменный храм с тем же  наименованием.  Через несколько дней на имя Рязанского и Зарайского архиепископа Евгения, поступает и прошение «коммерции советника Московского почетного гражданина и фабриканта Луки Андреева   Кознова» [93].   В  своем   прошении  Л.А.Кознов,   якобы    движимый заботой о своих крепостных крестьянах, работающих на его фабрике, пишет: «Прошлого 1832 года в ноябре месяце поданным от меня обще с господином Головиным и Есиповым Святейшего Синода присутствующему Григорию, бывшему Рязанскому и Зарайскому и разных орденов кавалеру прошение. При котором прошении приложен план и фасад. Коим просили мы о позволении построить каменную теплую церковь по удобности всех прихожан в сельце Красном, на что я был согласен. Но какая по тому прошению нашему последовала резолюция неизвестно. Ныне же осмеливаюсь Вашему Высокопреосвященству донести, что имею я в епархии Вашего Высокопреосвященства в Егорьевском уезде при сельце моем Красном обязанную поставкою в казну суконную фабрику, при которой находится по последней ревизии мужеского пола 549 душ, которые прежде состояли в приходе церкви Преображения Господня, что на Погосте. Но оная церковь в 1834 году сгорела. Почему желаю ныне и все прихожане, чтоб построить при означенном сельце моем Красном каменную приходскую церковь, которая всем приходским людям будет близка и удобна, потому, что самая дальняя г-на Есипова деревня состоять будет не более 4-х верст, а прежде состояла от приходской церкви 17 верст. Чрез каковое удаление весьма затруднялись священно-церковные служители исправлением по христианской должности треб, да и прихожане по отдаленности редко бывали в церкви и часто не заставали богослужения. Сельцо же мое Красное состоит ото всех приходских селений расстоянием от 2х, 5ти и до 6ти верст. А потому и желательно всем нам, чтоб в означенном сельце моем Красном устроить каменную  приходскую церковь. По тому представленному прежде Высокопреосвященнейшему  Григорию, плану и фасаду, холодную во имя Успения пресвятой Богородицы, а теплую с приделами святителя и чудотворца Николая и святаго апостола и евангелиста Луки. К которой желаемой нами церкви прихожане все согласны кроме только двух экономических деревень, в коих уповаю я, что не более мужеска полу 400 душ, но и те платили ныне казенную недоимку с экзекуцией. Какие же они строители церкви. По выстройке ж церкви они охотно будут согласны быть прихожанами, потому, что и их деревни будут не далее 4-х верст прочих ж прихожан все не далее будут. На что помещики г. Головин и Есипов согласны на построение церкви в сельце моем Красном. От которых поступят в приход кроме принадлежавших мне крестьян до 1000 душ. А с моими, составит с лишком 1500 душ. Остаются ж одни только означенные экономических двух деревень крестьяне, но и тех поп Гаврила (Светлов – авт.)  сбил для того, чтоб ему было ближе к озеру рыбу ловить…»[94]. В том же деле о построении церкви в сельце Красном читаем: «просьбы, якобы поданной от фабриканта Луки Кознова с планом в 1832 году о постройке церкви в сельце Красном синодальному члену Высокопреосвященнейшему Григорию, в Консисторию ни откуда не поступало и никаких не имеется сведений…»[95]. В чем же дело, неужели Кознов что-то напутал и тем ввел в заблуждение епархиальное управление? Думается, что нет. В этом была его сущность – добиваться своих целей любым способом. Л.А.Кознов решил любыми средствами, в том числе и с помощью обмана не допустить построения церкви на Погосте Преображенском и тем самым отомстить отцу Гавриилу. Рассмотрев оба поданных в епархию прошения, канцелярия сообщает резолюцию Высокопреосвященнейшего Евгения, Архиепископа Рязанского за № 6996: «учинить справку о количестве душ просителей и о прочем, и дознание. В силах ли построить каменную, т.е., поскольку полагают в год с души, и сколько кто жертвует сверх раскладки, какой меры и фасада, разумеется, какой цены предполагают церковь, и сколько земли думают отойти к сей и к другой, ежели и та дозволена будет. И рассмотря все представить с мнением»[96]. Другими словами, архиерейского благословения на строительство церкви не получили ни крестьяне, ни фабрикант Кознов. Время шло, а строительство церкви на Погосте Преображенском так и не начиналось. Но люди не отступали. Уже 25 января 1836 года после «общего мирского схода», жители деревень Петровской, Левошевой и Митинской снова подают прошение на имя епархиального архиерея, где вновь упоминают о своей сгоревшей Преображенской церкви и о желании построить на ее месте новый каменный храм. «Чтобы и оное святое место не оставить паки без подобающей всевышнему Богу чести и хваления, и чтобы нам самим не отстать от оного и не предать забвению тамо лежащих наших предков». Памятуя о предыдущей резолюции архиерея, о «дознании» хватит ли сил и средств  у крестьян построить церковь, в прошении они в частности указывают: «И  на требовании, по резолюции вашей, поскольку мы можем дать на строение церкви, подписались пожертвовать в течение оной стройки по десяти рублей с души с помощью сборных книг…»[97].  Также в своем «покорнейшем прошении» они подтверждают, что, несмотря на то, что большая часть прихода отходит к сельцу Красному, в котором Л.А.Кознов вознамерился построить церковь Успения Пресвятой Богородицы; они – жители трех экономических деревень, хотят остаться в своем приходе, что на Погосте Преображенском, о чем и просят: «о разрешении  нам одним экономическим прихожанам выстроить на прежнем месте храм, но уже не каменный, а деревянный»[98]. Резолюция, полученная в ответ на поданное прихожанами Преображенской Церкви прошение,  не оправдала чаяния церковного люда, начать строительство церкви. Решение архиерея по этому вопросу от 25 февраля 1836 года за № 1015 повелевало: «Величина церкви должна быть по количеству душ, потому не можно приступить в Преображенском селе до решения по просьбе Кознова о постройке на его фабрике»[99]. Дело в том, что Л.А.Кознов вовсе не торопился с постройкой церкви в своем сельце Красном. Не спешил он и с подачей в епархиальную канцелярию необходимых документов, для получения благословения на строительство. И вообще, забегая чуть вперед, можно сказать, что строительство это ему не особо было и нужно.   Когда в 1837 году, после долгих проволочек со стороны Кознова и попыток пресечь воссоздание церкви на Погосте, все же было принято решение в пользу прихожан Преображенского храма, он и вовсе потерял интерес к строительству своей Успенской церкви в сельце Красном. Храм в с.Красном, о котором так ратовал Л.А.Кознов, возводился без особого энтузиазма, и завершать его пришлось уже сыну Луки Андреевича -Л.Л.Кознову, который экономил абсолютно на всем, достраивая здание церкви наспех  и без всякого желания. Упорство и целеустремленность прихожан Преображенской церкви, их настойчивость в своем желании восстановить свою приходскую церковь на Погосте Преображенском, наконец, было вознаграждено. 9 октября 1837 года выходит соответствующее благословение Святейшего правительствующего Синода. «Указ Его императорского величества, Самодержца Всероссийского из Святейшего правительствующего Синода преосвященному Гавриилу архиепископу Рязанскому и Зарайскому и кавалеру по указу Его императорского величества Святейший правительствующий Синод слушали доношение Вашего преосвященства от 27 августа сего года № 5154 с испрашиванием разрешения о построении двух церквей в селе Преображенском погосте и в сельце Красном, в первом – деревянной, а в сельце Красном каменной церквей, по приложенным к делу чертежам собственным иждивением просящих о сем прихожан и с теми условиями, какие изложены в мнении Рязанского епархиального начальства, разрешить»[100]. Получив благословение священноначалия, о чем в архивных документах есть следующая отметка: «1837 года ноября 15-го мы, ниже подписавшиеся Егорьевской округи Погоста Преображенского священноцерковнослужители (так в ркп.) указ из Рязанской Духовной консистории за № 6884 о построении деревянной церкви в оном Преображенском Погосте и о прочем слышали, план получили, в чем сим и подписуемся»[101]  — церковный клир и прихожане приступили к строительству нового храма. Уже в июле 1838 года, в рапорте на имя архиепископа Рязанского и Зарайского Гавриила за подписью священника Гавриила Афанасьева сообщается, что здание храма построено и остается  приобрести лишь внутренне убранство. «…В нашем селе Преображенском погосте, в нынешнем 1838 году, выстроена деревянного здания церковь настоящая и трапеза с двумя приделами и колокольня собственным коштом нас прихожан и покрыто все то железом. На построение такового храма из усердия прихожане, не жалея даже последняго, употребили значительное количество суммы. Именно все оное строение будет стоить более десяти тысяч рублей» [102] . Строительство храма и его внутреннее благоукрашение продвигалось не без трудностей. Строительство Л.А.Козновым в своем сельце Красном, Успенской каменной церкви, разделило Преображенский приход на две неравные части. Из 19 деревень, входивших в состав прихода до 1837 года на момент начала строительства Преображенской церкви остались лишь три деревни экономического ведомства – Петровская, Левошево и Митинская и незначительная часть помещичьих крестьян. Деревня Андреевские Выселки, в то время состояла всего из нескольких дворов и поэтому рассчитывать на серьезную помощь в строительстве от ее жителей не приходилось.  Два штата из трех бывших при Преображенском храме, священно-церковнослужителей, а вместе с ними и большая часть деревень, Указом Рязанской Духовной Консистории отошли к строящейся Успенской церкви с.Красное. Прихожане не   раз   обращались   к    епархиальному    начальству  с  прошением дозволить сбор средств на завершение стройки с помощью «сборных книг», на что надо сказать не всегда получали благословение Правящего архиерея[103]. Но все же, благодаря помощи Божией и неутомимому желанию церковного люда «окончить все оное»,  к концу октября 1838 года, церковь на Погосте Преображенском была достроена. Храм имел три придела: центральный во имя Преображения Господня, правый – в честь Казанской иконы Божией Матери и левый – святителя и чудотворца Николая. Внутреннее убранство храма, частью состояло из спасенных от пожара икон  и утвари, прежней Преображенской церкви, а частью было приобретено и устроено вновь[104]. В рапорте благочинного Егорьевской округи, священника Павла Боброва, читаем: «…в означенном Преображенском погосте на прежнем месте церковь деревянного здания с трапезою и колокольнею в сем 1838 году вся стройкою снаружи и внутри отделана, покрыта железом, окрашена, устроены главы и водружены кресты. Фундамента же каменного под церковь и печей в трапезе сделать не успели…. Иконостаса в настоящей церкви нет, в трапезе же для обоих приделов…, иконостасы со святыми иконами сделаны, престолы и жертвенники готовы и прочая вся церковная утварь, нужная для Св. Богослужения и освящения храма, оставшаяся от прежней церкви после пожара, и вновь изготовленная, на лицо вся имеется»[105]. 24 октября того же года в Духовную Консисторию, было подано прошение крестьянина Константина Семенова с просьбой освятить законченные постройкой два придела Преображенского храма[106]. В ответ на поданное прошение, 6 ноября 1838 года благочинный, кафедральный протоиерей Алексей Полянский, вместе с благочинным  Егорьевской округи   священником  Павлом Бобровым и местным духовенством,   совершили  чин  освящения  двух приделов,   новой      Преображенской    церкви    в   Погосте   Преображенском, Егорьевского уезда, Рязанской губернии. Через три года внутреннее убранство церкви было полностью окончено. Прихожане  и клир вновь обращаются к правящему архиерею с «покорнейшим прошением» освятить храм на Погосте. «В означенном селе нашем… выстроена вся вполне новая деревянная церковь с теплою трапезою и колокольнею и имеются приличные колокола. В трапезе два придела во имя Казанской Божией матери и Святителя  чудотворца Николая освещены и совершается божественная служба. В настоящей (церкви – авт.)теперь устроен приличный иконостас со святыми иконами и алтарные все вещи в готовности, равно и прочая утварь. Каковую настоящую церковь и желаем, дабы соблаговолено было, дозволить освятить чрез кого следует, и тем подвигнуть наше усердие к дальнейшему и совершеннейшему исправлению и украшению Церкви» [107]. Указом за  №6936, архиепископа Рязанского и Зарайского Гавриила, освящение центрального придела «на прежнем антиминсе» было поручено настоятелю Рязанского Солотчинского второклассного  монастыря – архимандриту Павлу. О чем в своем рапорте, 8 ноября 1841 года,  архимандрит Павел докладывает: «…означенный храм освятил я с местным благочинным и прочим духовенством 8-го сего ноября и пред литургиею объявлено мною от Вашего Высокопреосвященства благословение прихожанам…»[108]. Выстроенная с таким трудом, трехпридельная  Преображенская церковь простояла на Погосте чуть более полувека. В июне 1896 года   от удара молнии в купол колокольни, храм вновь был уничтожен пожаром. От огня не удалось спасти ничего,  пожаром были истреблены все приходские документы, метрические книги, церковная утварь, иконы и колокола. В ведомости о церкви Преображения Господня, Егорьевского 2-го округа Погоста Преображенского за 1900 год читаем: « 1) Преображенская деревянная церковь, построенная после бывшего в 1834 году пожара, вторично сгорела 23 июня 1896 года, от удара молнии в купол колокольни. В настоящее время вместо сгоревшей церкви, по Указу из Рязанской Духовной Консистории от 27 июня 1896 года за № 8032 построен и 23 сентября сего года по Указу за № 11208 от 2 сентября освящен временный теплый храм[109]. 2) Временный деревянный теплый храм сей, с деревянною столбовою колокольнею, обшитого тесом, вместе с амбарами, сторожкою, богадельнею и учительным зданием… 3) Храм сей однопрестольный во имя Св. иконы Казанской Божией Матери» [110]. Из сего документа видно, что временный храм был построен и освящен в три месяца и на

Казанский храм

Казанский храм

Погосте Преображенском вновь начала совершаться Божественная Литургия.  Через год, а именно 5 августа 1897г., после трагических июньских событий, настоятель храма, протоиерей Иаков Гаврилович Светлов и члены строительного комитета подали прошение в Рязанскую Духовную Консисторию, с просьбой о разрешении возвести на Погосте Преображенском большой каменный храм. На что 4 сентября того же года была получена архиерейская резолюция – «Бог благословит. – Консистория сделает должныя распоряжения». По слушании дела о построении новой каменной церкви в «селе Погост Преображенском», члены совета между прочим отметили: «…чтобы вообще создаваемо было достоинство и приличие в архитектурном отношении, с сохранением  предпочтительно древнего  Византийского стиля…»[111]. Строительство новой каменной церкви было начато  в  1898  году по плану  и  проекту[112], одобренному и утвержденному строительным отделением Рязанского Губернского

эскиз храм ХIХв.

эскиз храм ХIХв.

Правления[113]. По плану, составленному архитектором Селивановым, каменный храм предполагался обширных размеров, пятиглавый с тремя престолами: с главным – во имя Преображения Господня, с правым приделом – во имя Святителей Киприана и Фотия и с левым – во имя Св. Николая. Причем наружный вид храма поражал величием и стройностью своих очертаний, с затейливой и фигурной кладкой фасадов и с прекрасной, высокой колокольней, заканчивающейся шпилеобразным куполом[114]. Возведение нового каменного храма, требовало значительных финансовых средств, которых, в небольшом Преображенском Приходе катастрофически не хватало.  Отец Иаков, желая привлечь необходимые для строительства  церкви средства, в 1898 году обратился с воззванием к «христолюбивым благотворителям».  При этом воззвание, сопровождалось приложением исторических сведений о Погосте Преображенском, и было одобрено Рязанской Духовной Консисторией[115]. В своем обращении о помощи в созидании Преображенской церкви он в частности пишет: «В 1896 году, июля 23 дня, 3 часа пополудни, по неисповедимым судьбам Промысла Божия, снова, во второй раз на нашей памяти, сгорела наша Преображенская церковь от удара  молнии в купол колокольни. С благословения Архипастыря нашего строится новый каменный храм на месте сгоревшего. Потребны значительные денежные средства, а Преображенский приход наш малолюдный и бедный; — остаются единственные надежды: на милость Божию, на предстательство св. угодников Божиих, святителей митрополитов — Киприана и Фотия и на помощь христолюбивых благотворителей»[116]. Воззвание протоиерея Иакова Светлова не осталось не услышанным,  пожертвования на храм, потекли с разных концов России[117]. От правительства была оказана солидная помощь, пожертвованием из казенного леса, лесных материалов, достаточных для потребностей храма. Из Хозяйственного Управления при Святейшем Синоде выслана была денежная субсидия в размере 3000 рублей. По завещанию саратовского купца И.Г. Московского отказано на церковь 2500 рублей. Неоднократно вносил свою жертву на строительство церкви, св. праведный Иоанн Кронштадтский. Также жертвователями выступили, бывший прихожанин, а впоследствии тульский купец И.Ф.Митрохин и многие другие. Особенную помощь  в привлечении средств оказал, также бывший прихожанин Преображенской церкви, житель Петербурга А.А.Афанасьев[118]. Совместными усилиями  жертвователей и

Преображенский храм 1930г.

Преображенский храм 1930г.

прихожан, трудившихся над построением храма, к 1904 году, Преображенская церковь  на Погосте была выстроена в камне и полностью завершено ее внутреннее убранство[119].          В Ведомости о церкви за 1905 год читаем: «Преображенская деревянная церковь, построенная после бывшего в 1834 году пожара, вторично сгорела 23 июня 1896 года, от удара молнии в купол колокольни. На месте сгоревших храмов с Архипастырского разрешения Указом из Рязанской Духовной Консистории от 11 октября 1897 года за №12843 построен в 1904 году, ноября 7-9 освящен новый каменный трехпрестольный храм по плану, одобренному и утвержденному строительным отделением Рязанского Губернского Правления. В сем храме, средний главный престол во имя Преображения Господня и придельные алтари: на правой стороне во имя Святителей Московских Киприана и Фотия; на левой, во имя Святителя и чудотворца Николая. Временный же теплый однопрестольный храм во имя Св. иконы Казанской Божией матери, по Указу Рязанской Духовной Консистории от 11 августа 1905 года, за № 10025, обращен в постоянный зимний храм»[120]. Новый трехпрестольный, пятикупольный с высокой колокольней храм, стал завершением кропотливых трудов и самоотверженной борьбы за сохранение этого святого места, двух поколений крестьян, живших в деревнях прихода. Память о могилах предков лежащих на Погосте, любовь к святому храму, высокий авторитет настоятелей, возглавлявших приход в те времена, все это придавало людям уверенность, что рано или поздно Преображенский храм будет построен. И так, задуманное еще в 1834 году, крестьянами трех экономических деревень, построение каменной Преображенской церкви, на древнем Погосте,  наконец, осуществилось. Заветные мечты их о новом благолепном храме, все же воплотились в жизнь. И на Погосте Преображенском, на берегу Святого озера, теперь возвышается величественный Спасо-Преображенский храм.

2.3  Протоиерей Иаков Светлов – строитель храма.  Жизнь и служение Церкви рода Светловых.

  Особенное место в настоящей работе следует уделить строителю ныне стоящего в Андреевских Выселках Спасо-Преображенского храма, протоиерею Иакову Гавриловичу Светлову. Его заботами и стараниями, стало возможно столь грандиозное строительство, в удаленном  и глухом, по тем временам, уголке Рязанской епархии, каменной Преображенской церкви на древнем Погосте Преображенском. Это исторически-священное место, освященное подвигами и молитвами святых митрополитов Московских Киприана и Фотия, имеет особенное значение и в жизни протоиерея Иакова Светлова, как место священнослужения его отцов и дедов, преемственно бывших иереями при Преображенской церкви с 1637 года[121].  Род Светловых,  относится, быть может, к очень древнему времени, но первые документальные сведения о его предках, датируются 1637 годом. Именно с этого времени, удалось восстановить последовательный ряд иереев Светловых служивших на Погосте при церкви Преображения Господня.              В Рязанских епархиальных ведомостях говорится о ставленых грамотах Светловых «с собственноручными подписями патриархов Российских Питирима, Адриана, митрополита Стефана (Яворского) и других святителей». Там же уточняется, что «к сожалению грамоты эти истреблены пожаром в 1868 году» [122]. Об этом же свидетельствует и сам протоиерей Иаков Светлов, в своем описании Погоста Преображенского[123]. Отец протоиерея Иакова –  Гавриил Афанасьевич Светлов примечателен тем, что   последним    в   Преображенском  приходе,     достиг  сана  священника  по старому  порядку – после долгого прохождения низших ступеней служения, сначала на должности пономаря, затем псаломщика, а потом – дьякона и священника[124]. Иаков Гаврилович Светлов родился в 1831 году в Погосте Преображенском, Егорьевского уезда, Рязанской Губернии. По окончании курса богословских наук, Рязанской Духовной Семинарии по 2-му разряду, в 1854 году, был рукоположен Архиепископом Рязанским и Зарайским Гавриилом в священный сан иерея и направлен на служение в Преображенскую церковь, с.Погост Преображенский[125]. Пастырское служение отца Иакова, долгое время проходило при довольно тяжелых условиях жизни. Вследствие бедности небольшого прихода, ктому же разделенного на два штата, на доходы, получаемые с исполнения треб, он едва мог содержать свою семью. Занятие хозяйством, тоже почти не составляло никакого подспорья, из-за крайней неплодородности местной песчаной почвы.                                         В 1868 году внезапный пожар истребил его дом со всем имуществом, едва позволив лишь спасти от огня малолетних детей. Лишившись крова, отец Иаков с семьей вынужден был продолжительное время жить то в сарае, который уцелел от пожара, то в богадельне, не имея средств к постройке нового дома. В 1870 году, Погост Преображенский сделался  одноштатным приходом, так как часть прихода отошла к соседнему селу Красное вместе с комплектом священно-церковнослужителей.  Но несмотря на это, материальное положение притча Преображенской церкви не изменилось к лучшему. В этом же году, в некоторых деревнях прихода, случились опустошительные пожары, которые привели к бедности и разорению значительной части прихожан. В 1871 году жителей окрестных деревень постигло страшное бедствие – холера, все ужасы которой,  легли  на плечи  пастыря,  по долгу  священника,  почти  ни на  шаг не  отлучавшийся  от больных и умиравших, которых едва успевал он напутствовать и затем хоронить. В том же, 1871 году, отца Иакова постигло личное горе, скончалась его супруга, Мария Васильевна. В памяти многих знавших чету Светловых она  запомнилась, как редкая по добросердечию и уму женщина[126]. В браке с Марией Васильевной у отца Иакова родилось шестеро детей, которые теперь полностью остались на его попечении. Младшему на тот момент было всего четыре месяца, а старший учился во втором классе духовного училища. Первое время после смерти матушки, были особенно трудными, так как  за неимением вблизи родных, ему самому приходилось нести практически всю работу по уходу за детьми. Нужно сказать, что немало усилий приложил протоиерей Иаков, чтобы все его дети получили достойное образование. Будучи сам человеком образованным, прекрасным проповедником и любителем классической литературы, он старался привить любовь к знаниям и своим детям. Все четыре сына его получили прекрасное образование. К великой скорби отца, первый сын его, Виталий Светлов умер в 1881 году, находясь на последнем курсе Духовной Семинарии. Больших успехов в богословских науках достиг другой сын протоиерея Иакова –

прот.Павел Светлов

прот.Павел Светлов

Павел   Светлов[127],   ставший  профессором   Богословия   в   Киевском  Университете и оставивший свой вклад в русской православной богословской литературе. Евгений Иакович Светлов, получивший степень кандидата богословия Московской Духовной Академии, так же  стал преподавателем и занимал должность помощника инспектора в Рязанской Духовной Семинарии. Владимир Светлов, окончил юридический факультет Московского Императорского Университета и впоследствии, занимал должность  судебного следователя[128]. Дочери протоиерея Иакова не пережили своего родителя. Мария умерла еще в отрочестве, практически сразу после смерти старшего брата Виталия. Екатерина, вышла замуж за «священника села Троицкого-Шилово  Сапожсковского уезда»[129], но прожила лишь до 1891 года, в котором и преставилась[130]. Сам протоиерей Иаков, помимо пастырских трудов на  своем приходе, так же печатал  статьи на духовно-нравственные темы, в ряде периодических изданий того времени. А именно: в газете «Современность», издававшейся в 70х – 80х годах XIX века протоиереем Гречулевичем; в журналах – «Церковно-Общественный Вестник» и «Рязанских Епархиальных Ведомостях»[131]. Публикации отца Иакова носили разный характер. В них затрагивались вопросы церковной и пастырской жизни, писал он и о положении духовенства, обсуждал вопросы пастырской практики, отмены приемных экзаменов в духовные училища, касался проблемы улучшения материального быта духовенства, и многое другое попадало в поле зрения протоиерея Иакова. В 1884 году стараниями отца Иакова в Погосте Преображенском была устроена школа для детей крестьян, где сам он занимал должность преподавателя. В 1885  году он  организовывает  при  Преображенском приходе «попечительство о бедных местных прихожанах». Попечительство это было начато  по циркулярному письму епархиального Архиерея, призывавшему все приходы к устроению подобных организаций при своих храмах. Отец Иаков с усердием взялся за дело помощи нуждающимся и малообеспеченным крестьянам своего прихода. Его трудами и заботами попечительство при храме окрепло и несло посильную заботу о нескольких десятках беднейших семейств на приходе. Дважды в год, из средств собранных членами попечительства, а так же и приходских пожертвований,   подобным семьям выдавалась материальная помощь по несколько рублей. Обычно  перед праздником Рождества Христова и Светлым Христовым Воскресением[132]. На долю протоиерея Иакова выпало немало тяжких потрясений, смерть супруги, оставившей его еще в довольно раннем возрасте вдовцом, потеря трех из шести своих детей, но будущее готовило еще один серьезный удар для сельского священника. В 1896 году  пожаром уничтожается Преображенская церковь, построенная его отцом, протоиереем Гавриилом Светловым[133]. И немолодой уже 64-х летний пастырь берется за построение новой каменной церкви, возведение и благоукрашение которой завершает в 1904 году. Знаменательно, что год освящения  нового Преображенского храма построенного неутомимыми  стараниями и трудами протоиерея Иакова Светлова, совпал с его собственным юбилеем – 50-ти летием служения у престола Божия. Строительство Преображенского храма и его освящение,  совершенное между прочим в день тезоименитства юбиляра , явилось как бы венцом его полувекового служения Господу и Его Святой Церкви. В 1908 году в возрасте 77-ми лет, отец Иаков мирно отошел ко Господу, оставив после себя долгую и добрую память и был захоронен за центральным алтарем, построенного им Преображенского храма[134].

ГЛАВА  III. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ  НА ПОГОСТЕ ПРЕОБРАЖЕНСКОМ — ХХ ВЕК — ИСТОРИЯ ПОРУГАНИЯ  И ВОЗРОЖДЕНИЯ.

3.1 Описание храма прихода и клира в предреволюционные годы.

  Начало ХХ века прихожане Преображенского прихода, встретили в новом, величественным снаружи  и благолепно украшенным внутри, каменном Спасо-Преображенском храме. К началу прошлого столетия при храме состоял один штат  священно-церковнослужителей. С 1908 года должность настоятеля занимал священник Иоанн Иоаннович Даньков, дьяконом при храме состоял – Николай Васильевич Орлов[135], псаломщиком был – Алексей Антонович Кривандин, находившийся на этом месте с 1895 года[136].  На Погосте Преображенском, также находилась богадельня, в которой, в разное время, постоянно проживали от 14 до 25 человек. По преимуществу, в богадельне состояли престарелые одинокие вдовы, оставшиеся без попечения близких и средств к существованию[137].  В ведомости о  Преображенской церкви за 1910 год, в графе – «другия здания принадлежащия церкви», в том числе перечисляется и «богадельня на каменном фундаменте»[138]. «Училищное» здание   тоже есть в  упоминаемой ведомости,  но  практически сразу, на следующем листе пишется, что «церковной школы в приходе нет». Собственно отсутствие при храме церковной школы подтверждает и в своем годовом отчете по 2-му Егорьевскому округу за 1916 год, благочинный, священник Василий Добролюбов[139].  Хотя ранее,  в отчетах и в некоторых выпусках Рязанских епархиальных    ведомостей,     упоминалась   приходская    школа на     Погосте Преображенском, устроенная протоиереем Иаковом Светловым в 1884году[140]. Дело в том, что в начале ХХ века, церковная школа при приходе была реорганизована в «Преображенское народное Училище» и под таким наименованием, она встречается в ведомостях  о церкви и отчетах благочинных, начиная с 1905 года. В частности в ведомости за 1905 год находим: «…училищное здание, ремонтированное в 1899г. на каменном фундаменте  с  2-мя печами и с отдельною квартирою для учителя, с коридорами и чуланами. Попечитель сего училища крестьянин деревни Митинская, Трофим Лаврович Лавров»[141]. В деревне Митинская, принадлежавшей Преображенскому приходу, также имелась начальная школа, находящаяся в ведении земства. И в ней, и в Преображенском училище, преподавание велось силами причта Преображенской церкви. Обучение проводилось по 3-х годичному курсу в школе и 4-х годичному — в училище. В училище числилось три преподавателя по общеобразовательным предметам и один законоучитель – священник. В школе – два преподавателя и один законоучитель в священном сане. Вообще, в описываемое время, в состав Преображенского прихода помимо самого Погоста Преображенского, на котором жили преимущественно члены церковного причта и их семьи, входили еще четыре деревни.  Митинская, Филисово, Кобелево и Андреевские Выселки. В ведомости о приходе за  1910 год приводятся следующие статистические данные о количестве людей составляющих приход Преображенской церкви. Погост Преображенский:   домов –   6;    мужчин.-15;   женщин. – 21 Андреевские Выселки:      домов —   42;   мужчин-136;  женщин – 144 Филисово:                           домов –  70;   мужчин -234;  женщин — 233 Митинская:                         домов – 106;  мужчин – 336; женщин – 390 Кобелево:                            домов – 55;    мужчин – 167; женщин – 191 Всего  в приходе 279 домов, 888 лиц мужского пола, 979 – женского.  Из них, лиц духовного звания – 8 муж. пола, 11 женского. Дворян – нет.  Мещан – 6 мужского и 6 женского пола. Крестьян – 874 мужского и 962 женского пола[142]. Приведенные данные показывают, что приход Преображенской церкви, был довольно не многочисленным, но как видно из архивных источников это не мешало церковному народу принимать деятельное участие в многоразличном служении Церкви. При Преображенском храме, помимо уставной богослужебной деятельности, функционировали практически все формы общественного и социального служения Церкви. Действовала богадельня,  оказывало помощь неимущим, созданное при храме попечительское общество. Приходские священно-церковнослужители, вели преподавание в  земской школе и в народном училище, стоящем при храме.  Силами прихода организовывались катехизатерские и миссионерские беседы, которые носили, как апологетический, так и просветительский характер. В архивных документах сохранились  также, многочисленные свидетельства участия прихожан Преображенской церкви в сборе пожертвований на различные нужды Православной Церкви и Российской Империи[143]. Религиозно-нравственное состояние прихода, быт, обычаи и  местные традиции крестьян, составлявших тогда приход Преображенской церкви, достаточно подробно описаны в «доношении» настоятеля о прихожанах за 1909 год,   текст которого приводится ниже ( в приведенном ниже тексте, сохранена оригинальная редакция – авт.). Прихожан Преображенской церкви ныне состоит мужескаго пола 1021д., женскаго 1146 д. Все

Русская деревня начало ХХв.

Русская деревня начало ХХв.

прихожане чисто русские живут в шести деревнях, на разстоянии от церкви от ½ вер. до 6 вер. и большею частию из бывших государственных и частию из бывших крепостных крестьян. Первые отличаются от последних некоторыми особенностями в домашнем быту, одеждою  и  владимирским  выговором  речи – на  «О».   Раскольников и других  сектантов нет в приходе. Религиозно-нравственное состояние прихожан кажется удовлетворительным: посты и обряды церковные соблюдаются строго, праздники усердно чтутся – не только великие, но и праздники многих плуелейных святых, долг исповеди и св. причастия усердно исполняется большинством прихожан, всякое начинание и обстоятельство жизни, выходяшия из рода обычных, горе и радости, перемены в жизни к лучшему или худшему – все это сопровождается или домашнею молитвою, или в большинстве случаев церковным молебствием и водоосвящением; напр. Вход в новый дом, отправка рекрутов в военную службу, путешествия, разныя домашния и торговыя предприятия, болезни, несчастия и т.п.. Общественныя бедствия – пожары, градобитие, эпидемии и т.п. вызывают в прихожанах глубокое религиозно-нравственное настроение с полною преданностью воле Божией. Память грозных посещений Божиих увековечивается из рода в род ежегодными крестными ходами с общественными молебствиями. Таких крестных ходов по приходу ежегодно бывает пять. В них три в память пожаров, истребивших в разныя времена на нашей памяти более 200 приходск. Дворов, один в воспоминание о градобитии и один ежегодный – общий для всего Преображенского прихода – крестный ход с двухдневным празднованием и молебствиями общественными и по домам  совершается 19 и 20 августа в память благодатной помощи Божией Матери в прекращении холеры, свирепствовавшей в приходе летом 1871г. Не лишни будут здесь некоторыя подробности этого замечательного и по истине благодатного события. Холера началась в приходе в начале июля не особенно сильно, так что на первых порах и не хотелось признать ее за холеру. С течением времени, случаи внезапных заболеваний и смерти с признаками холеры стали повторятся чаще и чаще.  В первых числах августа холера обнаружилась во всей губительной своей силе, и особенно во время храмового праздника Преображения Господня. С этого времени потянулись к приходскому кладбищу ежедневныя жертвы холеры, иногда до пяти покойников на день, так что иныя дома начали пустеть. Медицинская помощь стала недействительна. Народ дрогнул. Страх смерти объял весь приход, полевыя и домашния работы брошены, житейския заботы остались в стороне.  В таких обстоятельствах оставалась одна надежда на помощь Божию. Последовал пастырский призыв к молитве и покаянию. Начались ежедневныя богослужения в церкви, крестные ходы с Иверской иконою Божией Матери по приходским деревням и молебствия по домам. Церковь, не смотря на будние дни, ежедневно была переполнена богомольцами, исповедников и причастников каждодневно было как в Великий пост. Так продолжалось до 19 августа. Было около 2 час. По полудни 19 агуста, как крестный ход, с местным причтом, при громадном стечении прихожан прибыл в дер. Левошево, чтобы отслужить здесь последний обществ. Молебен Царице Небесной, на которою возлагались все наши надежды. Солнце палило невыносимо, в небе ни облачка, воздух сухой, знойный и удушливый, как и в предшествовавшие знойные дни. Начат молебен перед иконою Божией Матери. Повсюду слышались глубокие молитвенные вздохи – до слез, до рыданий, молились все усердно, горячо, сердечно. Еще не покончился молебен, как все почувствовали внезапную перемену в воздухе – из знойного и удушливаго в прохладный, влажный легкий. Народ сразу оживился и повеселел, как будто  спала с него непосильная тяжесть. По окончании молебна, вскоре появилась с западной стороны дождевая туча, мелькнула молния и послышался отдаленный раскат грома. Народ осенил себя крестным знамением. В тот же день к вечеру начался ненастный дождь и довольно ощутительный холод. С обратным крестным ходом из этой деревни в приходскую церковь 19 августа вечером принесен для погребения последний холерный покойник. После этого не только не было в приходе новых заболеваний холерою, но и все зараженные и опасно больные холерою – все вскоре выздоровели. Никто не испытывал на себе ни малейших признаков холерных припадков. В религиозно-нравственной жизни прихожан, кроме глубокаго уважения их к прав. Церкви, обрядам и установлениям ея, отрадно видеть истинную любовь к отечеству и всецелую душевную преданность Престолу, которыми проникнуты прихожане все – от мала до велика. Это, кроме обычнаго и свойственнаго православному народу проявления патриотизма в разных случаях, засвидетельствовано в последнюю восточную войну многократными благодарностями от общества красного креста чрез местнаго священника прихожанам за их вещественныя и денежныя пожертвования. Благоговение и преданность их Царю безграничны. При всем этом, в религиозно-нравственной жизни прихожан есть, к сожалению и темная сторона. Дело в том, что существующия ныне в приходе две школы открыты в недавнее время (в 1883 и 1884 гг.) и не успели еще принести  ожидаемых добрых плодов. Прихожане в большинстве своем – народ темный и неграмотный. Здесь в слепоте духовной кроется главная причина разных суеверий и предразсудков, существующих между прихожанами, отсюда – вера в колдунов и шептунов, отсюда разные страхи. Такие страхи вызываются опасением домовых, лихим глазом, лихоманкой, (в виде 12 Иродовых дочерей), приткой, тихеньким и налетным (разумеется бегом) и проявлением разных непонятных для народа сил природы – явлением комет, солнечными и лунными затмениями и т.п. Бывали случаи просьбы к священнику: отчитать болезни и т.п. Да и практикуемая священником в приходе медицинская помощь, принимаемая прихожанами всегда с душевной признательностию, едва ли, по понятию некоторых, не граничит с ведунством или знахарством, по-крайней мере приходилось нам замечать это и предостерегать от суеверий. Существуют для прихожан дни недели легкие и тяжелые и такие дни в году, в которых приурочены разные особые предразсудки и суеверия.

Русская деревня начало ХХв.

Русская деревня начало ХХв.

К характеристике бытовой жизни прихожан нужно присовокупить, что все прихожане – народ фабричный, промысловый и отчасти торговый. К этому побуждаются они с одной стороны плохим качеством земли, совершенно песчаной и болотистой, не дающей здешним жителям и полугодоваго пропитания, и с другой стороны – близостью Москвы, центра промышленности и торговли. Фабричный промысл (ткачество бумажных и полушерстяных изделий) – главный предмет зароботков прихожан, в недалеком прошедшем доставлял им значительныя выгоды, так как этим промыслом могут быть  заняты все от мала до велика без различия полов, и не был в ущерб нравственности их, пока этот промысл не отрывал прихожан от домашнего очага. Но ныне с каждым годом ручное ткачество заменяется машинным производством, ручной труд дешевеет, а потребности жизни дорожают и прихожане волей – неволей  должны или переменить свой промысл на друго, более доходный или надежный, или искать работ на больших фабриках вне дома и подвергаться опасностям нравственнаго крушения. Большие фабрики, где скучено большое население обоих полов, при плохих гигиенических условиях жизни, при тесноте и нравственной распущенности их обитателей, по выражению самих фабричных. – Содом и Гомор. К торговцам из среды прихожан принадлежат разсеянные по разным городам  мелочники и разносщики, начиная от фруктовщиков, лимонщиков, грушников и до мусорщиков – собирателей и продавцев всяких отбросков и тряпья. Этот народ, что называется, бывалый, имеет довольно высокое о себе мнение, смотрит свысока на деревню и не прочь похвалиться иногда знакомством с влиятельными лицами. По нравам, привычкам и образу жизни эти торговцы принадлежат скорее к городскому мещанству, чем к здешним обывателям. Таким образом, в значительной части прихожан Преображенского прихода видится постоянное передвижение их с места жительства на заработки в более или менее отдаленные края. Многие из них отлучаются на продолжительные сроки, а иные целыми семействами живут на чужой стороне десятки лет. Поэтому местный причт не может иметь на таковых прихожан постоянного религиозно-нравственного влияния[144]. Как уже упоминалось вначале настоящей главы,  священно и церковно служителей при Преображенской церкви, на Погосте Преображенском по штату полагался один комплект, т.е. иерей, дьякон и псаломщик.  Выше уже упоминались имена тех, кто занимал эти церковные должности в описываемое время первой четверти ХХ столетия. Представляется необходимым сказать подробно о каждом из них.  Именно этим людям предстояло   встретить    время тяжелых революционных потрясений, вместе с Преображенским приходом. С 1908 года настоятелем Преображенской церкви состоял  Иоанн Иоаннович Даньков.  Сын псаломщика, родился он в 1884 году. Духовное образование, отец Иоанн получил в Рязанской Духовной Семинарии, которую успешно закончил с аттестатом 2-го разряда в 1906 году. В этом же году, Указом Преосвященнейшего  Владимира, викария Рязанской епархии, он был определен псаломщиком к Покровской церкви села Канино, Сапожковского уезда, Рязанской Губернии. Два года пробыл на этой должности Иоанн Даньков  при Покровской церкви. В августе 1908 года, Преосвященнейшим Исидором, епископом Михайловским, викарием Рязанской епархии, Иоанн Даньков был рукоположен во священника к Преображенской Церкви, с.Погост Преображенский. Указами Рязанской Духовной Консистории от 1908 и 1911 гг., отец Иоанн назначен сначала законоучителем Преображенского народного училища, а затем и Митинского земского училища. Дьяконом на Преображенском приходе в то время служил Николай Васильевич Орлов. Родился Николай Васильевич в семье дьякона в 1796 году.  В 1893 году будущий дьякон, закончил курс богословских наук в Касимовском Духовном Училище.  С 1894 по 1896 год состоял учителем в церковно-приходской школе с.Самылово.  С 1896 года назначен псаломщиком в церковь села Недостоево Рязанского уезда. В  1899 году рукоположен в сан дьякона и переведен в церковь с.Макковеево Касимовского уезда, где также был учителем в местной школе. В 1912 году переведен на новое место служения, а именно в Преображенскую церковь, с.Погост Преображенский. Псаломщик – Алексей Антонович Кривандин, родился в 1875 году. В 1887г. Алексей Антонович закончил местное Преображенское народное Училище, с «наилучшим свидетельством и похвальным листом». Епископом Иустином, по испытании его, в Духовной Консистории, назначен был в 1895г. на штатную вакансию псаломщика Преображенской церкви[145]  .

3.2  История закрытия храма и поругания. Советский период

  Советский период в судьбе Преображенского храма,   стал одним из самых  трагических страниц в его истории. Революция 1917 года, ворвавшаяся в народную жизнь с лозунгами о равенстве, братстве и справедливости, принесла с собой братоубийственную гражданскую войну, голод и разруху. Новые вожди народа, практически с первых дней смотрели на Русскую Церковь, как на своего главного идеологического противника. Антицерковная компания, в новом Советском государстве, постепенно начинала набирать обороты. По стране покатились волны бесконечных арестов и репрессий, повсюду закрывались храмы и монастыри. Время лихолетий не обошло стороной и Преображенскую церковь.  В 1937 году распоряжением местных властей, в храме были приостановлены богослужения, настоятель храма, священник Иоанн Васильевич Курбаков, по обвинению в   контрреволюционной деятельности и   агитации против Советской власти,  был репрессирован. Вся его контрреволюционная деятельность состояла в том, что предвидя закрытие храма, он пытался спасти от уничтожения церковные святыни. Некоторым из верующих, отец Иоанн, перенес из храма иконы и церковную утварь. Как вспоминают местные старожилы, раздавая иконы по домам прихожан, он говорил, что «все равно  власти храм закроют, сохраните хоть иконы. Время придет, все изменится, если не вы, то ваши дети вернут святые образа на место». Старание священника, лишь стали поводом к закрытию церкви, понятно, что причина крылась в новой безбожной идеологии, пришедших к власти людей. И так, 12 сентября 1937 года,  священник Преображенской церкви и ее последний настоятель, Иоанн Васильевич Курбатов, был арестован. Через месяц после ареста, по стандартному для таких дел обвинению,   в   том,     что     он      «вел    контрреволюционную      деятельность,   распространяя    гнусную контрреволюционную агитацию» тройка при УНКВД по Московской области приговорила его к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 13 октября того же года. Захоронен отец Иоанн в общей могиле, на Бутовском полигоне в Московской области[146]. После ареста отца Иоанна, некоторое время на приходе служил священник Алексей Леонтьевич Соболев[147], который повторил трагический путь отца Иоанна Курбакова и многих других священно и церковнослужителей, пострадавших за Святую Церковь в начале ХХ столетия. За неимением священника,  прекратилось и совершение богослужения, храм был закрыт на долгих 63 года. Первые несколько лет, Преображенскую церковь не трогали, и у людей все еще теплилась надежда, что может быть  начнет действовать их приходская церковь.  Началось постепенное разграбление храма с того, что разобрали, стоявшую рядом с ним, зимнюю, деревянную церковь Казанской иконы Божией Матери. Ее перевезли в выросший на противоположном берегу молодой советский город – Шатура. Еще совсем недавно, на улице Нариманова, можно было увидеть, здание бывшей Казанской церкви, обращенное в 30-е годы прошлого века, сначала в школу, а затем в пошивочный цех. После  Великой  Отечественной  войны,

Послевоенные годы

Послевоенные годы

примерно  в  1946 – 1947  году[147], местные партийные активисты, да и просто безыдейная шантрапа, решают проявить «инициативу» в борьбе против, одурманивающей массы, религии. Предметом своей борьбы, они избирают стоящий на Погосте, Преображенский храм. Взломав  замки на дверях храма, они  начали кощунственное осквернение  и разорение церковного убранства. Святые иконы, книги, священные сосуды и другие святыни выносились на площадь и бросались в огонь. По рассказам очевидцев собралось множество народа, многие плакали, другие молились, некоторые даже пытались спасти от уничтожения иконы, выхватывая их из огня, но спасти удалось немногое, большая часть, с таким трудом накопленного и приобретенного отцами и дедами, церковного имущества, была уничтожена

50-е годы.

50-е годы.

безвозвратно. Храм, до сего времени,  находившийся   под   защитой   церковных     замков лишился и этой последней преграды от грабителей и хулиганов. В 1948 году горит деревня Филисово, находящаяся неподалеку от Преображенской церкви, и люди помраченные безбожием, с новой силой принимаются грабить храм, разбирая кровлю, полы и оконные рамы для восстановления своих сгоревших в пожаре домов. Позволив так варварски разграбить Преображенский храм, новая власть, так и не нашла ему применения. Весь Советский период здание церкви не использовалось, разве что только дети, из расположившегося  напротив пионерского трудового лагеря, выбрали для себя бывшую Преображенскую церковь, как излюбленный объект для «скалолазания». Время шло, храм разрушался, под

1969г.

1969г.

воздействием дождей, ветров и мороза, он терял последнее свое внутреннее убранство, облетала настенная живопись, осыпалась штукатурка, разрушалась кирпичная кладка [148].  К началу 90-х годов, некогда великолепное здание храма, представляло из себя ужасные развалины, наводящие на мысль о том, что место это, намоленное за сотни лет нашими дедами и прадедами навсегда останется в запустении[149].

      3.3 Возвращение Преображенского храма РПЦ и история возрождения.

  Возрождение Спасо-Преображенского храма в селе Андреевские Выселки началось в 1992 году. Идея возродить, разрушенный храм принадлежит ученым-физикам Шатурского лазерного центра. Они обратились в  специализированный научно-реставрационный строительный трест — «Мособлстройрестврация» с просьбой составить описание церкви и разработать проектную документацию со сметой стоимости восстановительных работ[150]. Соответствующая запросу документация была разработана с приложением сметы на ремонтно-восстановительные работы, обмерными и эскизными чертежами здания храма[151] .  Но стремительно меняющаяся внутри государства

1992г.

1992г.

политическая и экономическая ситуация, помешала осуществить коллективу ученых свое благое намерение. Страна переживала нелегкие времена, государственные предприятия, едва сами могли сводить концы с концами, об осуществлении столь дорогостоящего проекта, теперь уже не могло идти и речи. Только через восемь лет, местные жители, желавшие восстановить свою приходскую церковь, и не раз обращавшиеся в Епархиальное управление с просьбой, направить на их приход священника,  дождались, когда на их приход был направлен настоятелем – иеромонах Лазарь (Килов). На Радоницу 2000 года,   впервые

1992г.

1992г.

за долгие годы, в стенах храма зазвучали церковные песнопения, по сводам храма полились слова молитвы. С началом, совершения в храме богослужения, начались и восстановительные работы. В этот же год, были расчищены завалы внутри и снаружи храма. Церковные своды, освободились от полутораметрового слоя земли и мусора, нанесенного на них ветрами, за годы запустения. К храму подвели электричество, приобрели самую необходимую для совершения богослужения утварь и богослужебные книги. В декабре 2000 года в Спасо-Преображенский храм, назначается новый настоятель – иеромонах Петр (Чернышов). Начиная с весны 2001 года, начались работы по устройству кровли храма, так

2000г.

2000г.

как на тот момент она практически полностью отсутствовала. Работа предстояла кропотливая и трудоемкая. В сводах храма  зияли огромные дыры, верхняя часть кладки стен, разрушилась под воздействием времени и природных стихий. С Божией помощью и участием благотворителей храма, к концу 2001 года над центральной частью храма удалось восстановить кровлю и вывести основания по пять куполов, некогда венчавших Преображенскую церковь. В 2002 году силами прихожан продолжились, работы по воссозданию кровли храма, были вставлены оконные рамы, вокруг храма и на площади перед ним   уложили асфальтовое покрытие. Постепенно умножалось и внутренне убранство храма. Приобретались иконы, подсвечники, пополнялась храмовая ризница, для клироса приобретались богослужебные книги. До закрытия и разорения, в храме был добротный дубовый, деревянный пол, от которого теперь не осталось и следа. В 2003 году

2010г.

2010г.

начали постепенно делать заново, теплый деревянный пол в храме и уже к Пасхе 2004 года работы по устройству пола были завершены[152]. 2004 год, особенный в истории возрождения Преображенской церкви, помимо сделанного усилиями коллектива Шатурской ГРЭС-5 отопления, оштукатуривания фасадов и внутренних стен храма, установки в дверные проемы новых добротных дверей, на храм были водружены пять куполов, с венчающими их вызолоченными крестами [153]. Ликованию и радости церковного народа не было предела, храм все более и более приобретал законченный вид. В следующем 2005 году, после Великого освящения Казанского храма в соседнем селе Петровское,   Спасо-Преображенский   храм   посетил   Правящий архиерей Московской епархии, Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков).  Владыка преподал благословение настоятелю и прихожанам Преображенской церкви, с пожеланиями  помощи Божией в восстановлении  храма. 2006 и 2007 годы были проведены за  отделочными работами внутри и снаружи храма.  В частности, ошпаклеваны и покрашены  стены храма, временное покрытие кровли храма из рубероида, заменено на железо, восстановлена церковная ограда, в центральном алтаре и в двух боковых приделах храма установлены остовы иконостасов. В сентябре 2007 года установлен шатер колокольни с вызолоченным куполом и крестом. С 2008 года,  начались и идут по настоящее время,   работы по благоукрашению и воссозданию  внутреннего убранства храма.  За это время для храма были приобретены облачения для Престолов и жертвенников, полностью укомплектованы  необходимой утварью все три придела храма. Восстановлены иконостасы, по всему храму устроены киоты со святыми иконами,   идут работы по воссозданию  настенной живописи храма. При Преображенском храме возрождаются традиционные формы общественного и социального служения Церкви, действует Воскресная школа, создана группа милосердия, оказывающая помощь малообеспеченным и нуждающимся членам прихода. Прихожане храма взяли шефство над домом престарелых в пос. Керва, где также силами прихода устроена молитвенная комната в честь иконы Божией Матери «Державная».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

I. Источники

а) неопубликованные

1.  ГАРО ф.627. оп.1 ед.хр. 344

2.  ГАРО ф.627. оп.8 ед.хр.3

3.  ГАРО ф.627. оп.50 ед.хр.11

4.  ГАРО ф.627. оп.58 св.1757 ед.хр.5,

5.  ГАРО ф.627. оп. 64 ед.хр.70

6.  ГАРО ф.627 оп.67 ед.хр.392

7.  ГАРО ф.627 оп.77 ед.хр.1

8.  ГАРО ф.627 оп.85 св.1718 ед.хр.70

9.  ГАРО ф.627 оп.108 ед.хр.55

10. ГАРО ф.627 оп.233 ед.хр.6

11. ГАРО ф.627 оп.233 ед.хр.9

12. ГАРО ф.627 оп.236 ед.хр.616

13. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.1

14. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.5

15. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.9

16. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.12

17. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.29

18. ГАРО ф.627 оп.240 ед.хр.54

19. РГАДА ф.350 оп.1 ед.хр.65

20. РГАДА ф.350 оп.1 ед.хр.68

21. РГАДА ф.350 оп.2 ед.хр.594

22. РГАДА ф.1209 оп.1 к.612

23. РГАДА ф.1209 оп.1 ед.хр.12604

24. РГАДА ф.1209 оп.1 ед.хр.12615

  1. ГИМ. «Синодальное собрание». Начало XVI в. №562
  2. ГАРФ  ф.10035. оп.2. д.- 19854
  3. «Мособлстройрестврация» д. №2112 вх. № 62 от 19.02.1992г.

 

б) опубликованные

Церковная литература

1. РЕВ. – 1880. — № 6

2. РЕВ. – 1896. — № 19

3. РЕВ. – 1896. — № 22

4. РЕВ. – 1905. — №   5

5. РЕВ. – 1905. — №   6

II.  Литература

1. Амвросий  (Орнатский),  архим.   История  Российской  иерархии.  Москва. 1815. – ч. VI.

2. АСЭИ. – Москва. 1964. – т.3

3. АФЗиХ. – Москва. 1951. – ч.1

4. Балашов Д.М.  Воля и власть. // Роман газета. – Москва. 2000.

5. Барсов  Н.П.  Очерки   Русской   исторической  географии. – Варшава.  1837.

6. Барсов Н.П.  Материалы  для  историко-географического  словаря  России. – — Вильна. 1865.

7. Барсуков  Н.П.   Источники  Русской   агиографии. – Санкт-Петербург. 1882.

8.Веселовский С.Б. Топонимика на службе у истории.//Исторические записки. — Москва. 1945. – вып.17.

9. Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. – Москва. 1900.

10. Давыдов Н.В. Шатурский край при царе Михаиле Федоровиче  в  письмах  и мерах  кн. В.П. Кропоткина. – Москва. 2010.

11. Денисов  Л.И.   Православные   монастыри  Российской  империи. – Москва. 1908.

12. Добролюбов.  И.  свящ.   Историко-статистическое    описание    церквей    и монастырей  Рязанской епархии. – Рязань. 1891.

13. Добронравов   В.Г.   Святоозерская   пустынь      женский     общежительный монастырь   в    Гороховецком   уезде    Владимирской   губернии.  //   Труды Владимирской ученой комиссии. – Владимир. 1909. – кн.XI. 90

14. Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире Кляземском. 1849г.

15. Зверинский В.В. Материал для историко-топографического  исследования  о Православных    монастырях Российской империи. – Санкт-Петербург. 1890.

16. Здановский И.А.   Каталог рек и озер Московской губернии. – Москва. 1926.

17. Карташев А.В.  Очерки по истории  Русской Православной Церкви. – Санкт- -Петербург. 2004. – т. I.

18. Косаткин В.В.    Монастыри,  соборы  и  церкви  Владимирской    епархии. – Владимир.1900.

19. Концевич. И.М.   Стяжание   Духа  Святого в путях Древней   Руси. – Санкт- -Петербург. 2009.

20.Крамич Г.А. История и тайны земли Шатурской. – Шатура. 2007.

21. Леонид  (Кавелин).   архим.    Святая   Русь   или  сведения  о всех  святых  и подвижниках благочестия на Руси. – Санкт-Петербург.1891.

22. Макарий (Булгаков). митр. История Русской Церкви. – Москва.1995. – кн.3, т.4

23. Новиков Н.И. Опыт исторического словаря о российских писателях. – Санкт — Петербург. 1772.

24. Платон (Левшин). митр.  Краткая российская церковная история. – Москва. 1805.

25. Повалишин А.Д.   Рязанские  помещики  и их  крепостные. – Рязань.  1903. // труды Рязанской ученой комиссии. (ТРУАК. т.ХI. вып.2)

26. Православная богословская энциклопедия// под редакцией А.П. Лопухина. – Петроград. 1902.

27. Полное     собрание     русских     летописей.       (ПСРЛ). – Санкт-Петербург. 1897. – т. 11.

28. Ратшин А.     Полное    собрание   исторических   сведений о  всех бывших в Древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах  в России. – Москва. 1852.

29. Рукопись № 209. Книга глаголемая Описание о российских Святых. – МДА.

30. Русский биографический словарь.// под редакцией А.А. Половцева. – Санкт- 91 Петербург. 1902. – т. 13.

31. Сергий (Спасский). архим. Полный месяцеслов Востока. – Москва. 1876. – т. II, прил. 3.

32. Соковнин С.П.     Опыт    Исторического   словаря    о  всех     в      истинной православной     греко-российской     вере     святою    непорочною    жизнию прославившихся святых мужах. – Москва. 1784.

33. Степенная книга царского родословия  содержащая Историю Российскую – Москва. 1775. – ч. I,  II.

34. Толстой М.В. Книга глаголемая описание о российских святых. – Москва. 1887.

35. Толстой М.В. Рассказы из истории Русской Церкви. – Москва. 1870.

36. Шумаков. С. Обзор Грамот коллегии экономии. – Москва. 2002. – вып. 5.

37. Эристов. Д.А. словарь исторический о святых прославленных в Российской Церкви и  о некоторых подвижниках благочестия местно чтимых. – Санкт- Петербург. 1836.

38. Москва, расстрельные списки – Бутовский полигон КП.                                                                                .      URL:  http://wiki.laser.ru/index.php/Курбаков_Иван_Васильевич,_1895

39. Светлов П.Я. – Биография, опубликованные труды. — Bioga.ru URL:  http://bioga.ru/Svetlov_Pavel_YAkovlevich-25623.html

40. Краеведческий сайт г.Шатура и Шатурского района. URL:  http://www.shaturyane.ru/shatursky-district.php

41 Официальный  сайт  Администрации городского  поселения  Шатура  Д. Ионов.          «Андреевские Выселки» URL:  http://shaturagrad.ru/2010/10/андреевские-выселки/

42. В.Д. Огурцов.  «Дороги митрополита Фотия». URL:  http://www.bogorodsk-noginsk.ru/arhiv/12001/9.html

43. Официальный сайт  РПЦ.  Святитель  Фотий,  Патриарх                                      .      Константинопольский.    URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/909101.html

44. Азбука веры. Святитель Дмитрий Ростовский. Житие793                                                     .        URL: http://azbyka.ru/?otechnik/Dmitrij_Rostovskij/zhitie=794#i4

III. Справочные издания

1. Беловинский   Л.В.      Энциклопедический   словарь   Российской   жизни   и Истории XVIII – начало ХХ в. – Москва. 2004.

2. Дьяченко    Григорий,   свящ.     Полный    церковно-славянский     словарь. — Москва. – 2000.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – Москва. 2000.

5. Прохоров А.М. Советский энциклопедический словарь. – Москва. 1985.

6. Спиркин А.Г. Словарь иностранных слов. – Москва. 1986.

7. Википедия.  URL:  http://ru.wikipedia.org

8. Энциклопедия Кругосвет.   URL:   http://www.krugosvet.ru

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АСЭИ — Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси           .                 конца XIV — начала XVI в.

АФЗиХ —  Акты феодального землевладения и хозяйства

ВМН – Высшая мера наказания

Г-н. — господин

ГАРО – Государственный архив Рязанской области

ГАРФ – Государственный архиф Российской Федерации

РГАДА – Российский Государственный архив Древних Актов

РЕВ – Рязанские епархиальные Ведомости

ГИМ – Государственный Исторический Музей

Д. – деревня

Дьяк. – дьякон

Кн. – князь

МДА – Московская Духовная Академия

Митр. – Митрополит

О. – отец

Пос. – поселок

Прот. – протоиерей

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

РПЦ – Русская Православная Церковь

РСФСР — Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

С. – село

Св. – святой

Свт. — святитель

Свящ. — священник

УНКВД – Управление Народным Комитетом Внутренних дел

УК – Уголовный Кодекс

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1

Список  священнослужителей Спасо-Преображенского храма, с.Андреевские Выселки, с 1637 года и по настоящее время [154].

1.  Поп Григорий Власов – 1637г.

2.   Поп Игнатий Иванов – 1637г.

3.   Священник Иоанн Никифоров – 1705г.

4.   Священник Гавриил Игнатьев – 1705г.

5.   Священник Григорий Петров – 1705г. (род.1625 – преставился ?)

6.   Священник Епифаний Гаврилов – 1705г.

7.   Священник Аникий Игнатьев – 1710г.

8.   Священник Стефан Иванов – 1710г. (род.1655 – преставился ?)

9.   Священник Сергий Епифанов – 1715г. (род.1680 – преставился ?)

10. Священник Федор Аникин – 1720г. (род.1688 – преставился ?)

11. Священник Федор Гаврилов – 1720г. (род.1684 – преставился ?)

12. Священник Михаил Стефанов – 1726г.

13.Священник Дмитрий Иванов – 1750г. (род.1675 – преставился, 1789)

14.Священник Иоанн Аникеев – 1750г. (род.1691 – преставился ?)

15.Священник Сергий Сергиев – 1757г. (род.1728 – преставился ?)

16.Священник Константин Иванов – 1766г. (род.1730 – преставился ?)

17.Священник Михаил Дмитриев – 1766г. (род.1724 – преставился ?)

18 .Священник Емельян Сергеев – 1782г.

19. Священник Аникий Михайлов – 1782г.

20. Священник Афанасий Константинов – 1792г.  (род.1760 – преставился ?)

21. Священник Яков Федотов – 1793г. (род.1763 – преставился, 1833)

22. Священник Петр Митрофанов – 1804г. (род.1760 – преставился ?)

23. Протоиерей Гавриил Афанасьев Светлов – 1818г. (род.1789 – преставился,

Около 1880. Дата хиротонии – 3.03.1814г.)

24. Священник Иоанн Федоров – 1818г. (род.1764 – преставился ?)

25. Священник Иоанн Иоаннов Сергиевский – 1833г. (род.1811 – преставился — ?. Дата хиротонии – 22.10.1833г.)

26. Священник Андрей Иванович Гиляров – 1840г. (род.1816 – преставился — ?. Дата хиротонии – 14.11.1840г.)

27. Протоиерей Иаков Гаврилович Светлов – 1855г. (род.1.10.1831 – преставился, 1908. Дата хиротонии – 8.11.1854г.)

28.Иоанн Иоаннович Даньков – 1908г. (род.1888г. – преставился ?)

29. Священник Иоанн Васильевич Курбаков – 1937г. (род.1895 – расстрелян, 13.10.1937г.) 30. Священник Алексей Леонтьевич Соболев – 1938г. (род.1889 – расстрелян, 17.02.1938г.) 31. Иеромонах Лазарь (Килов) – 2000г. (род.1965 – преставился, 2004)

32.Иеромонах Петр (Чернышов) – 2000г. (род.1978г.  Дата хиротонии – 18.05.2000г.)


[1] См. приложение 2. рис. П. 2.1

[2] Православный церковный календарь. 2006. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2005г. c. 4-6.

[3] Азбука веры. Свт.Дмитрий Ростовский. Житие793 URL:http://azbyka.ru/?otechnik/Dmitrij_Rostovskij/zhitie=794#i4

[4] священник Иоанн Добролюбов   «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.421

[5] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском, Егорьевского уезда, Рязанской епархии» Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.87

[6]  В.Доброхотов «Памятники древности во Владимире Кляземском»  1849г. с.123

[7-8] ГИМ. «Синодальное собрание». Начало XVI в. №562

[9] Г. Крамич «История и тайны земли Шатурской» 2007г. с.56

[10] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте .                                   Преображенском,    Егорьевского уезда, Рязанской епархии» Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.87

[11]  Митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) «История Русской Церкви» т.4 с.61

[12]  Полное Собрание Русских Летописей. 1775-2007 т.11 стр.215

[13]  См. приложение 2. рис. П. 2.1

[14]Официальный сайт  Русской  православной  Церкви.  Святитель  Фотий,  Патриарх  Константинопольский.   .      URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/909101.html

[15] Полное Собрание Русских Летописей. 1775-2007 т.11 стр.215, 216, 217

[16] В.Доброхотов «Памятники древности во Владимире Кляземском»  1849г. с.129, 130

[17]  священник Иоанн Добролюбов   «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.421

[18] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.87

[19]Г. Крамич  «История и тайны земли Шатурской»2007 г. с.59

[20] Голубинский Е.Е. «история Русской церкви». М., 1900 г. т.2 с. 355, 365, 366

[21] Концевич И.М. «Стяжание Духа Свтого в путях Древней Руси» 2009 г. с.114

[22] Барсуков Н.П. «источники Русской агиографии» СПб.. 1882 г. с.421

[23] МДА Рукопись №209 « Книга Глаголемая Описание о российских Святых» л.51 об.

[24] Толстой М.В. «Книга глаголемая описание о российских святых». М.. 1887 г. с.226

[25] Архимандрит Сергий (Спасский) «Полный месяцеслов Востока» М., 1876г. т. II, прил. 3, с. 67

[26] Архимандрит Леонид (Кавелин) «Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси» СПб.. 1891г. с.169

[27] Русский биографический словарь. СПб., 1902 г. с.381

[28] Голубинский Е.Е. «История Русской Церкви». М., 1900 г. т.2 с. 355,

[29] Шумаков С. «Обзор Грамот коллегии экономии» вып.5 сост. Л.И.Шохин М., 2002г. с.33

[30] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.88

[31] Полное Собрание Русских Летописей. 1775-2007 т.11 стр.215, 216, 217

[32] В.Доброхотов «Памятники древности во Владимире Кляземском»  1849г. с.130

[33] Книга Степенная М., 1775 г. с.32

[34] РГАДА Ф.1209 оп.1 К.612 лл.182, 193 об.

[35] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.88

[36]  священник  Иоанн Добролюбов    «Историко-статистическое  описание  церквей  и  монастырей   Рязанской .      епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия  .      с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.421

[37]  Толстой М.В. «Рассказы из истории Русской Церкви». М.,1870г. с.256

[38] Барсуков Н.П. «Источники русской агиографии» СПб., 1882. с.421

[39] РГАДА Ф.1209 оп.1 К.612. л.190 об.

[40] Полное Собрание Русских Летописей. 1775-2007 т.11 стр.215, 216, 217

[41] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.89

[42] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.89

[43-44]  Митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков) «История Русской Церкви» М.,1995г.           .   .       т.4  с.135, 657

[45]  Д.А. Эристов., М.Л. Яковлев «Словарь о святых, прославленных в российской церкви, и о некоторых  .   .   .   .      сподвижниках благочестия местно-чтимых». СПб., 1836 г. с.150

[46] архимандрит Амвросий (Орнатский) «История Российской иерархии» М., 1815 г. ч.4 с.70

[47] Степенная книга царского родословия содержащая Историю Российскую. М..1775г. ч.II с.4-6, 29-36

[48] Митрополит Платон (Левшин) «Краткая церковная российская история» М.,1805г. с.265-286

[49] В.Доброхотов «Памятники древности во Владимире Кляземском»  1849г. с.123

[50] АСЭИ. М.,1964г. т.3 с.18

[51] Зверинский В.В. «Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в .   .  .     Российской империи» СПб., 1890г. с.224-225

[52]Голубинский Е.Е. «История Русской Церкви». М., 1900 г. т.2 с. 355, 366

[53]  Косаткин В.В. «Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии» Влад., 1900г. с.344

[54] «Православная богословская энциклопедия» Под редакцией А.П. Лопухина. Петроград. 1902г. с109

[55]Денисов Л.И. «Православные монастыри Российской империи» М.. 1908г.с.109

[56] Добронравов В.Г. «Святоезерская пустынь  женский  общежительный  монастырь  в  Гороховецком  уезде      .     Владимирской губернии» с.5 Публ. Труды Владимирской учетной архивной комиссии кн.XI 1909г.

[57] Список озер. См. Приложение №3

[58] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.89

[59]Г. Крамич  «История и тайны земли Шатурской»2007 г. с.52, 53

[60] В.Доброхотов «Памятники древности во Владимире Кляземском»  1849г. с.123

[61]  священник  Иоанн   Добролюбов   «Историко-статистическое  описание  церквей  и  монастырей  Рязанской .     епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XI                         [62]Г. Крамич  «История и тайны земли Шатурской»2007 г. с.54

[63] «Полный православный богословский энциклопедический словарь». Репринтное издание. 1992г. т.2 с.214

X столетия .     с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.421

[64] В.Д. Огурцов.  «Дороги митрополита Фотия».  URL:  http://www.bogorodsk-noginsk.ru/arhiv/12001/9.html

[65] Веселовский С.,  Снегирев В.,   Коробков.   «Памятные  места  в  истории  русской  культуры   ХIV-ХIХ вв.»  .     М., 1955г.,  с.26

[66]  Новиков Н.И. «Древняя Российская Вивлиофика».. СПб., 1773г.  Ч. 6  с. 448—482.

[67]ГИМ. «Синодальное собрание». Начало XVI в. №562

[68]Полное Собрание Русских Летописей. 1775-2007 т.11 стр.215

[69]Г. Крамич  «История и тайны земли Шатурской»2007 г. с.56

[70] Степенная книга царского родословия содержащая Историю Российскую. М..1775г. ч.II с.4-6, 29-36

[71] РГАДА Ф.1209 оп.1 К.612 лл.182, 193 об

[72]  «Акты феодального землевладения и хозяйства». М., 1951. ч.1 с.199-200

[73]   Н.В Давыдов. «Шатурский  край  при царе Михаиле Федоровиче в письмах и  мерах кн.  В.П. Кропоткина» .        Под редакцией К.В.Баранова. М., 2010 г. с.229, 234

[74]  Н.В Давыдов. «Шатурский  край  при царе Михаиле Федоровиче в письмах и  мерах кн.  В.П. Кропоткина» .        Под редакцией К.В.Баранова. М., 2010 г. с.224, 234, 235

[75]  Официальный  сайт  Администрации городского  поселения  Шатура.   Д.Ионов.  «Андреевские Выселки»

URL:  http://shaturagrad.ru/2010/10/андреевские-выселки/

[76]  священник  Иоанн   Добролюбов   «Историко-статистическое  описание  церквей  и  монастырей  Рязанской .     епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия .     с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.423

[77-78]  Краеведческий сайт г.Шатура и Шатурского района.  URL:

[79] Протоиерей Иаков Светлов «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,  Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.89, 90

[80]  «Акты феодального землевладения и хозяйства». М., 1951. ч.1 с.199-200

[81]  Н.В Давыдов. «Шатурский  край  при царе Михаиле Федоровиче в письмах и  мерах кн.  В.П.  Кропоткина» .      Под редакцией К.В.Баранова. М., 2010 г. с.224, 234

[82] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.90

[83]  священник  Иоанн   Добролюбов   «Историко-статистическое  описание  церквей  и  монастырей  Рязанской .     епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия .     с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.422

[84]  Указанное сочинение с.422

[85]  ГАРО. Ф.627. оп.85. с.16  д. № 70.  «Ведомости о церквах и церковнослужителях»

[86]  ГАРО. д. № 803,  Ф.627. св.52. с. 2-3

[87]  ГАРО. д. № 803,  Ф.627. св.52. с. 57-58

[88]  священник  Иоанн   Добролюбов   «Историко-статистическое  описание  церквей  и  монастырей  Рязанской     епархии, ныне существующих и упраздненных, со списками их настоятелей за XVII,  XVIII и  XIX столетия    с библиографическими указаниями» 1884-1891г.  c.422

[89]  ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 287, 288

[90] Повалишин  А. Д.  «Рязанские  помещики  и  их   крепостные».  Рязань  1903  г.  с.123-126.   Публ.  «Труды   .     Рязанской  ученой архивной комиссии».  (ТРУАК. т. XI вып.2 с.125-127)

[91] Министром финансов  в 1810 -1823 гг.  был Гурьев Д.А.. По отзывам лиц, близко его знавших, он «обладал   .  умом неповоротливым, и ему трудно было удержать равновесие рассуждений». Ни в обществе, ни в                   .   государственном совете Гурьев доверием не пользовался. Кознов был вхож к министру, постоянно отправлял .     в министерство «гостинцы», благодаря чему и сумел оградить себя от больших неприятностей.

[92] Повалишин  А. Д.  «Рязанские  помещики   и   их    крепостные».   Рязань  1903   г.  с.126.    Публ.  «Труды     .     Рязанской  ученой архивной комиссии».  (ТРУАК. т. XI вып.2 с.127)

[93] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 12,13

[94] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 12,13

[95]  Там же.  Лист 14

[96] ГАРО. д. № 803,  Ф.627. св.52. с. 57-58

[97] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 16

[98] Там же. Лист.16

[99] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 62

[100] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 81

[101] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 98

[102] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 105,106

[103] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 100,105,106

[104] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 110

[105] Там же.

[106] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 121

[107] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 134

[108] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. св.1838. оп.93 с. 141

[109]  См. приложение 2. рис. П. 2.2

[110]  ГАРО. д. № 192,  Ф.627.  оп.240 д.4 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1900 г.»

[111]  ГАРО. д. № 192,  Ф.627.  оп.233 д.9 «Журнал заседаний Консистории» с. 12-14

[112] См. приложение 2. рис. П. 2.3

[113] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. оп.240 д.9 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1905 г.»

[114] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.149

[115] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. оп.233 ед.хр.№6 л.79

[116] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,   Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.90

[117] ГАРО. д. № 88,  Ф.627. оп.113  «Дело о позолоте иконостаса в церкви с.Погост Преображенский»

[118] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.149, 150

[119] См. приложение. Рис. П. 2.4

[120] ГАРО. д. № 192,  Ф.627. оп.240 д.9 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1905 г.»

[121] Список священнослужителей Спасо-Преображенского храма.  См. Приложение  П. 1.1

[122] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.144

[123] Протоиерей Иаков Светлов  «Исторические сведения о Преображенской церкви в Погосте Преображенском,         .     Егорьевского уезда, Рязанской епархии»  Рязанские епархиальные ведомости №3 1880г. с.90

[124] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.144

[125] ГАРО. д. № 88,  Ф.627. оп.143 д.4 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1890 г.»

[126] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.145

[127] Светлов (Павел Яковлевич, родился в 1861 г.) — духовный писатель, священник, профессор богословия в Киевском университете и Нежинском историко-филологическом институте. Образование получил в Московской духовной академии. Напечатал в разных духовных журналах много статей по богословию (догматическому, нравственному, апологетике и библейской истории); некоторые из них изданы отдельно, например, «Человек и животное в психическом отношении» (Харьков, 1892), «Мистицизм конца XIX в. в его отношении к христианской религии и философии» (2 издание, Санкт-Петербург, 1897), «Источники ходячего мнения о вере как противоположности разума» (Санкт-Петербург, 1896), «О месте богословия в семье университетских наук» (Киев, 1897), «Учение церкви и богословствующий разум в религиозно-христианском знании» («Христианское Чтение», 1896 и отдельно), «Мысли Гладстона об искуплении» (Казань, 1896), «О выработке миросозерцания в учащейся молодежи по руководству профессора Н.И. Кареева» (Казань, 1896). Магистерская диссертация Светлова «Значение Креста в деле Христовом» (Киев, 1893) посвящена критике общераспространенного схоластического учения об искуплении и дает опыт библейско-этического изъяснения этого догмата. Другие труды Светлова: «Пророческие или вещие сны» (Киев, 1892) и «Опыт апологетического изложения православно-христианского вероучения» (Киев, 1896 и 1898). Главные его новейшие труды: «LEglise orthodoxe orientale et lEglise ancienne catholique» («Revue internationale de Theologie», 1899, № 27); «Курс апологетического богословия» (Киев, 1900 и 1905); «Что читать по богословию?» (Киев, 1907); «Еще образчик ложной ревности о вере» (Киев, 1902); «Un pretendu obstacle a lunion des eglises ancienne catholique et orientale» («Revue internationale de Theologie», 1903, № 43); «Где вселенская церковь?» (Сергиев Посад, 1905); «Как же быть без духовной цензуры?» (СПб., 1905); «Идея царства Божия в ее значении для христианского миросозерцания» (Сергиев Посад, 1905); «О необходимости богословских факультетов в университетах» (Киев, 1906); «О реформе духовного образования в России» (СПб., 1906).

(Информация взята с сайта: Bioga.ru  URL:  http://bioga.ru/Svetlov_Pavel_YAkovlevich-25623.html) [см. П. 2.26]

 

[128] ГАРО. д. № 88,  Ф.627. оп.143 д.4 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1890 г.»

[120]Там же.

[130] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.146

[131] Там же. с.147

[132] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.146

[133] ГАРО. д. № 192,  Ф.627.  оп.240 д.4 «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1900 г.»

[134] ГАРО.  Ф.627. оп.236 ед.хр.616 л.69  оп.240 ед.хр.5,12,29.

[135]  ГАРО.  Ф.627. оп.175 д.80 св.2118   «Ведомость о церквах и священноцерковнослужителях за 1914 г.»

[136] А.А.Кривандин (1875 – 30е г. ХХв.) – Почетный гражданин Егорьевского уезда. Репрессирован в 30е годы       ХХ века, умер в лагерях.  [ ГАРО.  Ф.627 оп.240 ед.хр.54 ].

[137]  ГАРО.  Ф.627. оп.808  д.117с.496

[138]  ГАРО.  Ф.627. оп.808  д.117с.501

[139]  ГАРО Ф.627. оп.240 д.9 св.29 с.106

[140] «Рязанские епархиальные ведомости»  №5 1905г. с.146

[141]  ГАРО Ф.627. оп.240 д.9 св.29 с.99

[142]  ГАРО Ф.627. оп.240 д.9 св.29 с.104

[143]  ГАРО Ф.627  оп.236 арх.831 св.58;  оп.150;  оп.162 св.2147; оп.114 св.1979 арх.63.

[144]  ГАРО Ф.627. оп.91 арх.195 св.1806  л.12-14

[145]  ГАРО Ф.627. оп.240 св.29  «Ведомость о Преображенской церкви за 1914 год» л.18 -19

[145] Москва, расстрельные списки — Бутовский полигон КП.                                                                                .    URL:http://wiki.laser.ru/index.php/Курбаков_Иван_Васильевич,_1895

 

[146]Соболев Алексей Леонтьевич, 1889 г.р., уроженец д. Козинка    Ржаксинского района Тамбовской области. Был судим в 1931 году по ст. 58-10  УК РСФСР и приговорен к 3 годам высылки в Северный край. Наказание отбыл полностью. На момент ареста, в 1938 году, служил священником в церкви с.  Андреевские Выселки Московской области. Постановлением тройки УНКВД  по   Московской области  от 11 февраля 1938 года приговорен по ст. 58-10 УКРСФСР к ВМН – расстрелу.   Приговор приведен в  исполнение 17 февраля 1938

года. Реабилитирован прокуратурой Московской области 30 июня 1989 года.  (ГА РФ Ф.10035. Оп.2. Д.- 19854)

 

[147] Опрашивая очевидцев событий, точную дату установить не удалось, так как  многие вспоминают, что                 случившееся, произошло после войны, но до пожара в соседней деревне Филисово.

 

[148]См. приложение. Рис. П. 2.5, П. 2.6, П. 2.7

[149]См. приложение. Рис. П. 2.8 – П. 2.15

[150] «Мособлстройрестврация» д.№2112 вх. № 62 от 19.02.1992г.

[151]  Пять томов проектной документации и смета на строительные работы, хранится в документации Спасо-       .       Преображенского храма, с.Андреевские Выселки

[152] См. приложение. Рис. П. 2.16,  П. 2.17

[153] См. приложение. Рис. П. 2.18, П. 2.19

[154]  Напротив фамилии указан – год служения.  Дату хиротонии  и год смерти  некоторых священнослужителей

установить не удалось.

просмотров (1351)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели